Четверг, 19-10-17, 21.04

Приветствую Вас Гость | RSS
Село Буйское
Уржумского района
Кировской области

ГлавнаяРегистрацияВход
Меню сайта

Категории раздела
Вятские заводы Мосоловых [4]
География [6]
Документы администрации и Думы села [30]
Здравоохранение [19]
История Буйского района [3]
История сельских Советов Буйского района [61]
История сельских Советов Уржумского района [27]
Исторические справки [10]
Жизнь села и округи [32]
Краеведам [20]
Марийцы [1]
Наши земляки [42]
Образование [26]
Почтовая связь [2]
Православный альманах [57]
Предприниматель [0]
Промкомбинат [4]
Промыслы и ремёсла [17]
Промышленность [7]
Реки, озёра, пруды и родники [14]
Родословная [20]
Род Мосоловых [9]
Сёла, деревни и починки [34]
Совхоз "Буйский" [9]
Спецслужбы [2]
Топонимика. Ономастика [6]
Транспорт и дороги [1]
Флора и фауна [9]
Фонды Уржумского архива [29]
Ярмарки, базары, торговля [6]
Разное [2]

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Главная » Статьи » Здравоохранение

ВСТРЕЧА С ОТЦОМ

ВСТРЕЧА С ОТЦОМ

1943 год. Второй год шла Великая Отечественная война. Проучившись 6 месяцев в Львовском военно-пехотном училище, эвакуированном в гор. Киров, я был направлен в действующую армию гвардейскую стрелковую дивизию командиром пулеметного взвода.

По окончании мартовских боев дивизию отвели о передовой в район города Сухиничи для пополнения, отдыха и подготовки к летним боям. Части дивизии разместились на опушках и полянах окрестных лесов. Наш 99-й стрелковый полк находился в 18-и километрах от города. Жильем были вырытые нами землянки.

Начались фронтовые будни. Легко сказать "Отдых”? В полном смысле этого слова - его не было. Отдыхали лишь от атак, разрывов мин и снарядов, от постоянного посвиста вражеских пуль. Все дни были заняты боевой учебой. По 10 часов в день и бойцы, и командиры совершенствовали свое боевое мастерство: учились ходить в атаки/за разрывами своих снарядов/, вели уличные "бои” в населенных пунктах, изучали приемы рукопашного боя и материальную часть оружия, уставы и наставления Красной Армии. В свободное время ремонтировали свое обмундирование, писали письма родным и любимым, читали газеты. Очень любили статьи Ильи Эренбурга, очерки о героях войны Алексея Толстого, Аркадия Гайдара, Николая Тихонова, стихи Константина Симонова, Михаила Исаковского и особая любовь была к “Василию Теркину” Александра Твардовского.

В первые же дни пребывания на фронте я написал письмо-треугольник отцу, Крюковских Александру Гавриловичу, врачу-хирургу медико-санитарного батальона 5-й гвардейской стрелковой дивизии, в котором упомянул некоторые населенные пункты. В ответе он пишет мне, что они ему знакомы и мы, вероятно, находимся недалеко друг о друга. И как оказалось - в 50-и километрах, и в одной армии, 11-й гвардейской!

Придя с полевых занятий с взводом на обед, дежурный по роте сообщает мне, что меня срочно вызывает командир батальона.

Захожу в его землянку. Вопрос:

-Обедал?

-Нет.

-Поо6едай и немедля давай в штаб полка.

Придя туда, начальник штаба заявляет, что меня отзывают и вручает мне "бегунок”, обходной лист, сказав, что я сегодня же должен быть в штабе дивизии.

Возвратившись в расположение своего батальона, доложил комбату, что командование взводом передел одному из командиров отделения и сдал, числящееся за мной, имущества.

Попрощавшись со своими бойцами, двинулся в штаб дивизии.

Был конец рабочего дня. Представился. Подал начальнику штаба документы.

- Что так поздно? Мог бы и завтра прийти.

- Получил приказ сегодня у Вас быть.

- Вот документы! Ну, да ладно. Где отец?

- В 5-й гвардейской.

- Откуда знаешь?

- Из справки, что он находится на фронте. В штампе дивизии пятерка была зачернена, но посмотришь на свет - она отчетливо видна?

Рассмеялся начальник штаба и опрашивает:

- А где находится дивизия, знаешь?!

- Нет.

- Хм? 50 верст отсюда, под Козельском, в лесу. Ориентир - дом отдыха имени Горького.

Не откладывая дела в долгий ящик, он выписал мне направление в штаб армии, находившийся в 7-и километрах от Козельска.

Вернулся в свою роту. Переночевал. Утром, после завтрака, полк двинулся на передовую, а я пешим ходом - по назначению. Правда, в штабе дивизии предлагали отшагать 18 километров до Сухиничей, сесть на первый же товарняк, идущий в сторону Козельска, а там - 7 километров до нужной деревушки. Подумал, подумал: 18 здесь, 7 км там. 25 всего! По прямой же - 50 километров. Авось-небось какая-нибудь машина подвезет. Записал маршрут и пошагал по рокаде, дороге, идущей параллельно фронту.

Был конец июня. День солнечный, жаркий. Расстегнул ворот гимнастерки, снял пояс. Иду и оглядываюсь: ни одной машины! Наконец одна догоняет. Голосую. Водитель пригласил сесть в кабину, сказав, что подвезет только 6 километров, а там повернет в сторону передовой, так как везет артснаряды в одну из частей. Остальной путь пришлось пройти пешим ходом.

К вечеру добрался до отдела кадров армии. Предъявил документы.

- О! Фамилия знакомая! Где находится отец, знаете?

- Да! Мне рассказали в 31-й.

- Штаб дивизии - за рекой, на опушке леса. Медсанбат - в 2-х километрах от штаба, в лесу.

- Как добрались сюда?

- Пешком.

- Пешком? Ведь устали? Отдохнуть-то только здесь места не найдете, деревушка маленькая и все дома заняты офицерами-резервистами.

Оформили мне направление в 5-ю гвардейскую дивизию. Попытался найти место для ночлега. Но, увы! Зашел в один дом, в другой – безрезультатно! Ну, думаю, 50 километров осилил, те 7-то до Козельска как-нибудь дошагаю.

Вышел из деревушки. Сел на краю оврага. Пожевал сухарей с американской колбасой и вновь пошагал. Придя в Козельск, стал искать место для отдыха, но жители отказывали. Причина в том, что город не так давно освобожден, и они боялись: вдруг я немецкий шпион?! В одном из домов мне посоветовали пойти в ближайшую школу. Там мол, директор с женой оставались в городе во время оккупации и они, может быть, не откажут.

Подошел к школе в подавленном состоянии. Директор с супругой сидели на крыльце. Подаю им свои документы и объясняю причину обращения к ним. Документы даже смотреть на стали, а сразу пригласила войти. Напоили, накормили и уложили спать на пуховой перине! Во всей жизни не спал так, как у них! Проспал аж 12 часов, не просыпаясь! Утром - плотный завтрак. Поблагодарил за радушный прием и двинулся в штаб 5-й гвардейской дивизии.

Ориентир был мне известен и я легко его нашел. Документы принял один из работников штаба и, не говоря ни слова, покрутил ручку полевого телефона.

- Медсанбат? Позовите к телефону Александра Гавриловича. Занятия проводит? Скажите ему, что его сын находится у нас?

Попросил подождать, сказав, что за мной пришлют провожатого.

Жду час, второй. А того все нет. Попросил, чтобы мне рассказали, как найти медсанбат, дали связного и объяснили, что он выведет меня на просеку, и я должен пройти по ней до большака, а затем направо до второго флага с красным крестом.

Просека. Справа - лес стеной, слева - малинник, огороженный пряслом. Выломил прутик. Иду по тропе лошади и помахиваю им из стороны в сторону. И вдруг, как будто кто-то мне подсказал, уперся взглядом в дорогу. Остолбенел! Среди травы торчат “усы” мины!

Еще бы один взмах... и я бы не писал эти строки! Последнюю сотню метров шел, вперив взгляд в каждый сантиметр дороги. Чуть не бегом добрался до медсанбата.

Часовой на входе спросил меня к нему я иду. Объяснил. Услышал это проходивший мимо командир медсанбата. Подошел и спрашивает:

- Коля?

- Я.

Хватает меня на руки и чуть не бегом к отцовой палатке.

- Товарищ гвардии капитан? – сказал я ему: на дороге, по которой ходите в штаб дивизии, мина.

Он тут же, от часового, позвонил саперам и через полчаса был услышан взрыв.

Вот так я встретился с отцом, майором медицинской службы, ведущим хирургом медсанбата, проведшим во время воины свыше пяти тысяч операций.

  

Отец                                        и                                        сын

Отдохнув несколько дней, получил назначение командиром пулеметного взвода в 17-й гвардейский стрелковый полк, а вскоре, после прорыва немецкой обороны во время Орловской наступательной операции, меня отозвали прямо с передовой в Отдельный учебный батальон. Я начал было отказываться, но начальник штаба дивизии, чуть не по матушке, мне заявил:

- А кто мне будет обучать младших командиров? Офицеры с 7 -8-летним образованием и окончивших 3-х месячные курсы командиров на фронте? А ты имеешь среднее образование и окончил военное училище, хотя и шестимесячное.

Хрен редьки оказался не слаще! Учебный батальон был укомплектован исключительно сибиряками, курсантами 2-го Омского минометного училища, отправленные на фронт перед летним наступлением на Орловско-Курской дуге. Ребята один к одному, как на подбор! Командир дивизии Николай Лаврентьевич Солдатов берег батальон и в бои вводил тогда, когда складывалась тяжелая обстановка на каком либо участке. Так было не раз. Были и тяжелые потери.

Пробыл я с отцом на фронте 7 месяцев. Встречался с ним раз-два в месяц, в затишьях между боями. Отец производил и первичную обработку моих ран. Выбыл я из дивизии в феврале 1944 года после тяжелого ранения. 4,5 месяца пролежал в госпитале и 6 месяцев пробыл в запасе. Вторично был призван в феврале 1945 года и закончил войну командиром пулеметной роты на 2-м Украинском фронте.

Николай Александрович обучает молодых солдат

Николай Александрович Крюковских

Источник: Из архива Крюковских Владимира Николаевича

Категория: Здравоохранение | Добавил: Георгич (02-04-17)
Просмотров: 77 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск

Форма входа


Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz


  • При копировании и цитировании материалов с этого сайта ссылка на него обязательна! © 2010 - 2017Яндекс.Метрика