Пятница, 20-09-19, 21.33

Приветствую Вас Гость | RSS
Село Буйское
Уржумского района
Кировской области

ГлавнаяРегистрацияВход
Меню сайта

Категории раздела
Вятские заводы Мосоловых [4]
География [6]
Документы администрации и Думы села [35]
Здравоохранение [21]
История Буйского района [3]
История сельских Советов Буйского района [58]
История сельских Советов Уржумского района [27]
Исторические справки [10]
Жизнь села и округи [53]
Краеведам [20]
Марийцы [1]
Наши земляки [55]
Образование [30]
Почтовая связь [2]
Православный альманах [57]
Предприниматель [0]
Промкомбинат [5]
Промыслы и ремёсла [17]
Промышленность [8]
Реки, озёра, пруды и родники [14]
Родословная [20]
Род Мосоловых [9]
Сёла, деревни и починки [36]
Совхоз "Буйский" [11]
Транспорт и дороги [0]
Флора и фауна [9]
Фонды Уржумского архива [29]
Ярмарки, базары, торговля [6]
Разное [2]

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Главная » Статьи » История сельских Советов Буйского района

Чамский сельский совет
Напечатано с разрешения автора
 
Чамский сельский Совет
Часть 1 
 
Был образован в составе Уржумской волости. Ранее территория сельсовета входила в состав Мазарской и Буйской волостей. Территория сельсовета была расположена в бассейне двух левых притоков р. Буй, имеющих одинаковое название Чамки.
Похозяйственные книги колхозов сохранились с 1940 г., протоколы заседаний Совета – только с 1947 г. Списки председателей колхозов даны по документам ф. 1, оп, 2. На 1 апреля 1936 г. – д. 8, л. 33; на 1 апреля 1942 г. – д. 19, л. 100об; на июнь 1944 г. – д. 28, л. 5-6.
По переписи 1926 г., в сельсовете было 12 населённых пунктов с 437 дворами и 2119 жителями.
Деревня Петрушино стоит в среднем течении нижней Чамки. По данным райисполкома 1964 г., деревня возникла в 1838 г (ф. 1, оп. 1, д. 349). В деревне была начальная школа (закрыта в 1977 г.). Открылась изба-читальня, которую райисполком в 1964 г. перевёл в Мари-Шуэть (ф. 1, оп. 1, д. 346, л. 116). Открылся клуб, который в 1970 г. перевели в Зоткино. 23 июля 1946 г. райисполком решил открыть здесь Чамский колхозный роддом (ф. 98, оп. 1, д. 9, л. 60). После войны в деревне были открыты Чамский медпункт и трахоматозный пункт (первым заведующим был Пётр Иванович Веприков); в 1977 г. ФАП был переведён в Зоткино. 1 сентября 1955 г. открылась Петрушинская библиотека. Первой заведующей была Клавдия Афанасьевна Шешукова. Сессия сельсовета 1 декабря 1955 г. просила Буйский РИК разрешить строительство здания библиотеки, потому что она открылась в арендованном доме без всяких условий для нормальной работы (ф. 112, оп. 1, д. 86, л. 18об). В 1974 г. библиотеку перевели в Зоткино.
На 1 января 1927 г. было 89 дворов с 433 жителями (мари – 136). В отдельные населённые пункты тогда были выделены Петрушинская мельница - 1 двор с 5 жителями и кордон Петрушинский – 1 двор и 2 жителя. (По состоянию на август 1931 г. мельница принадлежала коммуне «Светлана» соседнего Федорищевского сельсовета – ф. 1, оп. 1, д. 52а, л. 153). На 1 января 1940 г. в деревне было 82 двора и 356 жителей, в том числе 2 единоличных двора с 9 жителями. Русское население составляло 46 дворов и 212 человек, марийское – 15 дворов и 126 человек, татарское – 5 дворов и 27 человек (ф. 112, оп. 1, дела 5-7 и 14). Русские домохозяева имели фамилии Заболотских (16), Горбунов (6), Морозов (5), Неганов (5), Бушмелев (4), Буторин (3), по одной семье – Олюшин, Пигозин, Скворцов, Черезов и Шихов. Марийское население носило фамилии Курочкин (8), Лебедев (7), Соколов (3), Антышев и Ештыганов (по 2) и по одной семье – Кашин, Масленников, Милютин, Очаев, Полотаев, Рыбаков, Шабриков, Щелчков, Ямбаев. Татары носили фамилии Маркеев (2), Исламов, Мустафин и Шарпеев.
Деревня была велика и неофициально делилась на Верхний и Нижний концы. В деревне было три колхоза. Два колхоза было интернациональными по составу, а один – национальным. Колхоз «Наука» был организован 14 декабря 1932 г. В 1936 г. колхоз имел 372,51 га пашни (ф. 1, оп. 1, д. 83, л. 48об). С момента организации председателем был Пётр Тихонович Неганов (1895-14.01.1942, сержант, пропал без вести), затем он был рядовым колхозником, и 17 января 1942 г. он был мобилизован в РККА. В 1937 г. был избран председателем Алексей Семёнович Заболотский (1910-?), 25 июля 1941 г. также ушедший в РККА (после войны был бригадиром в Петрушинских колхозах).
Колхоз «Автобус» был организован в 1934 г. В 1936 г. имелось 414,87 га пашни (ф. 1, оп. 1, д. 83, л. 49). С 1 марта 1936 г. его председателем был Дмитрий Иванович Курочкин (1894-?), затем рядовой колхозник, 1 сентября 1941 г. призванный в РККА. С 12 декабря 1937 г. председателем работал Степан Алексеевич Заболотских (1910-19.04.42), затем кассир колхоза; красноармеец, телефонист 40-го отд. гвардейского батальона связи 28-й гвардейской дивизии, погиб в боях за Старую Руссу.
Колхоз «Мариец» был организован 20 декабря 1932 г. В 1936 г. имелось 242,72 га пашни (ф. 1, оп. 1, д. 83, л. 50об). Вероятно, первым председателем был Андрей Афанасьевич Лебедев (1905-?). Он в 1940 г. был бригадиром в этом колхозе. Призван в РККА, попал в окружение, был партизаном в немецком тылу и пропал без вести (составителям Книги памяти дата была точно не известна). С 1 октября 1935 г. председателем работал Алексей Николаевич Щелчков (1912- апрель 1942, красноармеец, пропал без вести). Затем он был начальников объединённой добровольной пожарной дружины сельсовета, был мобилизован в РККА 26 января 1941 г. С 15 ноября 1937 г. колхоз возглавил Иван Дмитриевич Рыбаков (1903-?). Последним председателем колхоза с 1939 г. был Георгий Алексеевич Курочкин (1907-?), бывший колхозный кузнец.
16 августа 1940 г. Уржумский райисполком утвердил слияние всех трёх колхозов в колхоз «Объединитель». Председателем был избран А. С. Заболотский. После его ухода на фронт председателем колхоза был Андрей Николаевич Заболотский (1880-?). С 1945 г. работал Александр Иванович Горбунов (1896-?), фронтовик. 6 октября 1946 г. Буйский РИК призвал прокуратуру привлечь его к уголовной ответственности за срыв хлебозаготовок (ф. 98, оп. 1, д. 9, л. 135). Председателем был избран Александр Алексеевич Заболотских (1920-?), чл. ВКП(б). 6 января 1947 г. общее собрание колхозников постановило разделить «Объединитель» на «Автобус» с 27 хозяйствами и «Науку» с 31 хозяйством. Буйский РИК отказал в разделении колхоза (ф. 98, оп. 1,д. 14, л. 119об). В апреле 1941 г. колхоз имел 888,77 га пашни, 52,57 га усадеб, 34,19 га сенокосов и 47,94 га пастбищ (ф. 1, оп. 1, д.111, л. 153).
Выше по течению реки находится починок Александровский. Он был основан переселенцами из Буйского завода. Самые ранние строения в 1940 г. датировались 1888 г. (дом Никиты Заболотских), а массовая застройка началась как будто с 1900 г. В 1926 г. в починке было 39 домов с 219 жителями (мари – 1). На 1 января 1940 г. имелись 55 домов с 254 жителями, в том числе 1 двор единоличника (ф. 112, оп. 1, д. 1 и 14). Фамилии домохозяев были Сычугов (13), Парфёнов и Самарцев (по 7), Костриков (5), Головизнин и Кожевников (по 4), по двое – Баженов, Заболотский, Котельников, Шестопёров, Ямщиков и по одному – Бешкарев, Жгулёв, Кабаков и Сапожников.
В 1935 г. был организован колхоз «Александровская». Председателем был, видимо, Иван Иванович Самарцев (1906-?, с 26 августа 1941 г. был в РККА). С 5 апреля 1936 г. председателем был Василий Иванович Самарцев (1900-?). 12 февраля 1941 г. райисполком рекомендовал этот колхоз для участия во всесоюзной сельскохозяйственной выставке. Колхоз за 4 года получал в среднем урожайность зерновых и зернобобовых с площади 216 га по 14,07 ц/га и выполнял все обязательства перед государством (ф. 1, оп. 1, д. 111, л. 40). Весной 1942 г. председателем был Василий Фёдорович Шестопёров (1887-?). С 1944 г. работал Василий Иванович Кожевников (1911-?, вернулся с фронта). 16 февраля 1946 г. райисполком обвинил его в саботаже лесозаготовок и решил привлечь его к уголовной ответственности (ф. 98, оп. 1, д. 8, л. 56). Осенью 1946 г. председателем был Владимир Фёдорович Самарцев (1906-?, фронтовик). С марта 1947 г. работал снова В. И. Самарцев.
В 1936 г. в колхозе было 499,22 га пашни (ф. 1, оп. 1, д. 83, л. 52). В августе 1941 г. колхоз имел 512,29 га пашни, 44,76 га усадеб, 32,33 га сенокоса и 32,7 га пастбищ (ф. 1, оп. 1, д. 111, л. 208).
Рядом находился починок Михайловский. Самые старые постройки в 1940 г. датировались 1877 г. Массовая жилая застройка произошла в 1921-24 гг. В 1926 г. – 10 дворов с 62 жителями. На 1 января 1940 г. имелись 8 дворов с 45 жителями. Фамилии домохозяев были Горбунов (4), Заболотский (2), Балыбердин и Бушмелев (ф. 112, оп. 1, д. 2). Колхоз «Михайловская» в 1936 г. имел 114,1 га пашни (ф. 1, оп. 1, д. 83, л. 51). С 10 июня 1935 г. (с момента образования?) председателем колхоза работал Павел Васильевич Заболотских (1884-?). С 1939 г. председательствовал Пётр Петрович Балыбердин (1900-апрель 1942, красноармеец, пропал без вести на фронте). 16 августа 1940 г. райисполком постановил присоединить колхоз к «Александровской» и сселить починок Михайловский в Александровский до 1 октября 1940 г. (ф. 1, оп. 1, д. 106, л. 168об). Фактически исполнение растянулось на больший срок: РИК отмечал 19 сентября и 30 октября 1940 г. то, что в Чамском сельсовете починки (Михайловский и Васильевский) не переселяются (там же, л. 189об и 237).
Севернее этих селений стоял выселок Ельбаевский (Васильевский). Время основания неизвестно. В 1926 г. выселок состоял из 5 дворов с 24 жителями. На 1 января 1940 г. было 11 дворов с 53 жителями (ф. 112, оп. 1, д. 2). Фамилии домохозяев были Перескоков (5), Антышев, Гуляев, Мосунов, Мочалов, Таныгин и Шамов. В этой деревне организовали колхоз «Мотор». В 1936 г. за ним числилось 89,47 га пашни (ф. 1, оп. 1, д. 83, л. 49об). Основателем колхоза, с 18 февраля 1936 г., был Андрей Осипович Горбунов (1901-?). В том же году председателем стал Алексей Кириллович Перескоков (1898-?). 16 августа 1940 г. райисполком постановил до 1 октября 1940 г. переселить «Мотор» в колхоз «Большевистские темпы» (поч. Воронский Адовского сельсовета) без изменения границ Чамского сельсовета (ф. 1, оп. 1, д. 106, л. 168об).
Деревня Тасаево (Зоткино) стоит при впадении нижней Чамки в Буй, на левом берегу обеих рек. По исполкомовской росписи 1964 г. годом основания Зоткина принят 1842 г. Однако в похозяйственной книге в 1940 г. отмечены дома Кошева, Колпащикова, Гасникова и Смышляева постройки 1800 г. Не исключено, что при смешанном составе населения населённого пункта здесь некогда были две деревни – русская Зоткино и марийская Тасаево. Единое наименование Зоткино было присвоено решением Уржумского райисполкома №685 от 23 декабря 1964 г. (ф. 1, оп. 1, д. 345, л. 544).
В 1926 г. в этой деревне было 56 дворов и 303 жителя (из них 27 марийцев). На 1 января 1940 г. было 53 двора (из них 8 марийских) и 269 жителей (из них 37 марийцев). Имелся 1 единоличник (ф. 112, оп. 1, д. 11 и 14). Фамилии марийских жителей были Тасаев (6) и Светлаков (2). Русские жители носили фамилии Кошев (13), Черезов (9), Неганов (7), Гасников (4), Смышляев (3), Колпащиков и Мачихин (по 2), единично были зафиксированы фамилии Веприков, Копысов, Перескоков, Поляков, Ширяев.
В деревне в 1932 г. был организован колхоз «Броневик». В 1936 г. здесь имелось 657,62 га земель (ф. 1, оп. 1, д. 83, л. 51об). В апреле 1941 г. по акту за колхозом закрепили 565,16 га пашни, 36,99 га усадеб, 39,26 га сенокосов и 13,67 га пастбищ (ф. 1, оп. 1, д. 111, л. 159об). Первый председатель «Броневика» уже неизвестен. С 5 апреля 1935 г. председателем была Людмила Васильевна Неганова (1903-?). С 1937 г. – Анатолий Александрович Неганов (1907-?, 6 июля 1941 г. был мобилизован в РККА). В 1942 г. назван Василий Александрович Неганов. В 1946 г. назван Максим Васильевич Ширяев (1882-?). С марта 1947 г. работал Георгий Захарович Неганов (1897-?).
Деревня Ельбаево (Пуэр) находилась выше устья нижней Чамки по берегу Буя. Райисполком в 1964 г. поставил годом основания 1850 г. Похозяйственная книга отметила дома двух Артемьевых, построенные в 1810 г. В переписной книге 1722 г. упомянута д. Пуяр Чамской волости - «21 душа, лет 164». То есть Ельбаево стояло с 1558 г. («Уржумская старина», 1998 г., №9, с. 16). Деревня была снята с регистрации решением райисполкома №129 от 5 апреля 1977 г. в связи со слиянием с Зоткиным в один населённый пункт (ф. 1, оп. 1, д. 632, л. 5). В 1926 г. было 39 дворов и 183 жителя. На 1 января 1940 г. в деревне было 44 дома и 195 жителей (ф. 112, оп. 1, д. 3-4 и 14). Население было чисто русским. Был 1 единоличный двор. Жители носили фамилии Бушков (14), Артемьев (9), Перескоков (6), Заболотских и Сбоев (по 5), Гуляев (3), единично – Жуйков и Неганов.
Колхоз «Юпитер» был организован в 1933 г. В 1936 г. колхоз имел 399,27 га земли (ф. 1, оп. 1, д. 83, л. 49). В 1941 г. за ним закрепили 294,99 га пашни, 21,02 га усадеб, 60,38 га сенокосов и 5,5 га пастбищ (ф. 1, оп. 1, д. 111, л. 151об). С 5 декабря 1935 г. председателем был Сергей Константинович Бушков (1896-?; в 1940 г. находился в заключении). С 1 ноября 1937 г. председателем работал Михаил Васильевич Бушков (1903-?, с 2 сентября 1941 г. был в РККА). После него колхозом руководил Пётр Спиридонович Заболотский (1913-?, летом 1942 г. призванный в РККА). В 1945 г. как председатель назван Иван Васильевич Бушков (1890-?). С 1947 г. снова работал С. К. Бушков, в декабре 1947 г. избранный депутатом сельсовета. С июня 1949 г. до 1954 г. он работал в райфо налоговым агентом по сельсовету, с 1955 г. – уполномоченным по займу в Ельбаеве. 28 августа 1952 г. исполком сельсовета разбирал скандальную ситуацию вокруг него. Он присвоил (не сдал в канцелярию) 200 руб. госзайма 1952 г. и 75 руб. налогов 1951 г. с двух неграмотных гражданок. С. К. Бушкову грозили передачей дела в прокуратуру, но он отделался лишь возмещением ущерба бюджету (ф. 112, оп. 1, д. 70, л. 39об). Его обвиняли и в том, что он пренебрегает служебными обязанностями, занявшись на дому портняжным делом. В 1949 г. председателем колхоза был избран Павел Фёдорович Гуляев. В октябре 1949 г. его сменил Н. В. Сбоев.
Деревня Верхний Чам находится в верхнем течении другой Чамки, впадающей в Буй выше Зоткина на территории Архангельского сельсовета. Уржумский райисполком определил датой её основания 1835 г. Однако в переписной книге 1722 г. указана Чамской волости деревня Верхний Чам – 83 души, лет 145, то есть деревня существует с 1577 г. 23 июня 1948 г. сессия Чамского сельсовета решила открыть в этой деревне начальную школу (филиал Петрушинской школы) и обязала оба местных колхоза оборудовать здание за счёт своих средств и средств самообложения (ф. 112, оп. 1, д. 49, л. 13об). Райисполком принял решение об открытии школы по просьбе колхозов 19 января 1949 г. (ф. 98, оп. 1, д. 28, л. 8). Буйский райисполком решил её закрыть 20 апреля 1955 г. из-за не наполняемости классов (ф. 98, оп. 1, д. 64, л. 82об). Она работала дальше и закрылась вскоре после упразднения Чамского сельсовета.
В 1926 г. в деревне было 92 двора и 453 жителя (мари – 190 жителей). Отдельно переписана Чамская мельница (1 двор с 2 жителями) и хутор Шихова (1 двор с 5 жителями). В 1931 г. мельница принадлежала Чамской коммуне (ф. 1, оп. 1, д. 52а, л. 155). 1 января 1940 г. в Верхнем Чаме было 93 двора и 401 житель (марийцев – 40 дворов, 162 человека) (ф. 112, оп. 1, д. 8-10 и 14). Сохранялись 11 дворов единоличников. Фамилии русского населения были Сиянов (6), Перескоков, Резвых и Сандалов (по 4), Буторин, Долгих, Иванцов, Маклаков (также и у марийцев) и Шихов (по 3), Татаринов, Толстобров, Хохлов и Ямщиков (по 2), единично встречались фамилии Балыбердин, Бушмелев, Гмызин, Даровских, Колчанов, Копанев, Мальцев, Медведев, Перевалов, Попов, Сморкалов и Смышляев. Марийское население носило фамилии Брыгин (10), Соловьёв (7), Милютин и Якунинских (по 5), Окунев (3), Матвеев (2), единично – Богданов, Воронов, Злобин, Колдыбаев, Лебедев, Соколов, Шишкин и Яичников. В 1933 г.. в Верхнем Чаме были организованы два национальных колхоза.
Русский колхоз назывался «Красная Москва». В июле 1935 г. в нём состояли 35 дворов с 73 работниками (ф. 1, оп. 1, д. 73а, л. 1об). В 1936 г. колхоз имел 584,01 га (ф. 1, оп. 1, д. 83, л. 51). С 4 февраля 1936 г. председателем колхоза был Аркадий Степанович Долгих (1906-?), впоследствии кассир колхоза. Затем председателем был, с конца 1936 г., Иван Романович Сандалов (1910-?). С 1939 г. - Матвей Иванович Иванцов (1903-?, он был призван в РККА 28.12.1941 г.).
Марийский колхоз назывался «Уйал» («Новая деревня»). В 1936 г. он имел 529,15 га (ф. 1, оп. 1, д. 83, л. 51об). С 20 апреля 1936 г. председателем колхоза был Михаил Наумович Лебедев (1903-?). С 1937 г. – Михаил Агафонович Окунев (1899-апрель 1942, красноармеец, пропал без вести). С 1939 г. – Михаил Ильич Татаринов (1907-?, он был мобилизован в РККА 19.07.1941 г.).
12 февраля 1941 г. Уржумский райисполком утвердил слияние этих колхозов в колхоз «Верхнечамская» (ф. 1, оп. 1, д. 111, л. 39об). Укрупнённый колхоз имел 1002,95 га пашни, 41,04 га усадеб, 57,43 га сенокосов и 85,68 га пастбищ (там же, л. 160). Первым председателем этого колхоза был М. И. Иванцов. С января 1942 г. председателем была Глафира Дмитриевна Седина. В 1944 г. – Л. А. Заболотский. За ним работал Гмызин.
7 февраля 1946 г. Буйский райисполком утвердил разделение «Верхнечамской» на прежние колхозы. В «Красной Москве» оказалось 32 двора, в «Уйале» - 40 дворов. Председателем русского колхоза работал снова А. С. Долгих. Председателем марийского колхоза был избран Илья Петрович Брыгин (1903-?). 6 октября 1946 г. РИК призвал привлечь его к уголовной ответственности за срыв хлебозаготовок (ф. 98, оп. 1, д. 9, л. 135), но он работал дальше.
Деревня Мари-Шуэть находится на ручье, впадающем в р. Буй ниже обеих Чамок. Уржумский райисполком датировал её основание 1832 г. В переписной книге 1722 г. есть Чамской волости деревня Шуэт – 68 душ, лет – 152 (то есть существует с 1570 г.). В 1926 г. было 103 двора и 428 жителей, из них 300 марийцев. На 1 января 1940 г. – 104 двора и 456 жителей, в том числе марийцев 71 двор с 297 жителями (ф. 112, оп. 1, д. 12-13). Была начальная школа (закрыта в 2010 г.). Действовал трахоматозный пункт (с 1965 г. – медпункт). Ещё в 1953 г. трахома была распространена в сельсовете (ф. 112, оп. 1, д. 71, л. 28).
Фамилии марийских домохозяев были Сорокин (25), Окунев (15), Воронов (7), Блинов (6), Зайцев и Стрельников (по 3), Бахтин, Ершов, Суворов и Сундырев (по 2), единично – Антышев, Пинаев, Ходырев и Щеклеин. Русские домохозяева имели фамилии Чупраков (13), Веприков (12), Вершинин, Попов и Редкин (по 2), Самоделкин и Тагаков (единично).
Мари-Шуэть была велика и по тем временам. Её неофициально делили на Нижнюю, Верхнюю и Подгорную части (ф. 1, оп. 1, д. 43, л. 1об). В деревне сначала были организованы два колхоза. Решением райисполкома от 7 сентября 1935 г. колхоз им. М. Горького был объединён с колхозом «Красное поле» (ф. 1, оп. 1, д. 73а, л. 32). «Красное поле» в 1936 г. имело 1103,17 га (ф. 1, оп. 1, д. 83, л. 50об). В апреле 1940 г. за колхозом закрепили 859,14 га пашни, 57,36 га усадеб, 99,28 га сенокосов и 75,56 га пастбищ (ф. 1, оп. 1, д. 105, л. 86об). Председателем «Красного поля» с 1 июня 1935 г. работал Андрей Захарович Сорокин (1901-февраль 1942, красноармеец, пропал без вести). Он был из середняков. Окончил начальную школу. С марта 1920 г. до апреля 1924 г. он служил в РККА. 8 июня 1937 г. он был избран секретарём, а 8 августа – председателем сельского Совета (ф. 1, оп. 2, д. 45, л. 380). С 1938 г. был рядовым колхозником. 2 сентября 1941 г. ушёл в РККА. С июня 1937 г. председателем колхоза был Григорий Иванович Чупраков. В 1942 г. председателем колхоза был Алексей Фёдорович Березин. В 1944 г. этот пост занимал эвакуированный из г. Волхова Пётр Кузьмич Курбатов. После войны работал Михаил Фёдорович Ходырев (1908-?), чл. ВКП(б), фронтовик. 8 января 1947 г. райисполком предложил привлечь его к суду за нарушения устава сельхозартели, развал дисциплины, варварское отношение к коню, расхищение колхозной собственности (ф. 98, оп. 1, д. 14, л. 7об). Осенью 1947 г. председателем был Виктор Данилович Вершинин (1913-?). Последним председателем колхоза с марта 1948 г. был Николай Иванович Сорокин (1904-?), чл. ВКП(б), фронтовик. В 1941 г. его рекомендовали для участия в ВСХВ как отличного счетовода (ф. 1, оп. 1, д. 111, л. 125).
26 мая 1950 г. райисполком решил строить на р. Буй возле Мари-Шуэти Чамскую ГЭС для колхозов сельсовета. Головным колхозом на стройке был назначен «Красное поле» (ф. 98, оп. 1, д. 33, л. 120). 13 декабря 1947 г. общее собрание колхозников решило выделить колхоз им. М. Горького в нижней группе деревни с 33 дворами. В «Красном поле» (верхняя группа) было 68 дворов. Причина разделения – разобщённость пахотных массивов лесными оврагами и речками, что приводило к плохой организации труда. 8 января 1948 г. Буйский РИК утвердил раздел колхоза (ф. 98, оп. 1, д. 22, л. 2об). Председателем колхоза им. М. Горького была избрана Мария Михайловна Чупракова. В марте 1949 г. был избран Николай Андреевич Веприков (1907-?).
В момент организации Уржумского района председателем Чамского Совета был, видимо, Горбунов. 27 февраля 1930 г. Президиум РИКа постановил досрочно распустить Чамский сельсовет как неработоспособный и провести досрочные выборы (ф. 84, оп. 1, д. 9, л. 41). 23 октября РИК вынес председателю Чамского сельского Совета выговор за неудовлетворительную работу по сбору задатков на МТС (ф. 1, оп. 1, д. 1, л. 131об). В сельсовете считалось всего 7 кулаков и зажиточных, обложенных твёрдым заданием. 20 декабря 1930 г. после очередных выборов председателем Совета был избран Алексей Яковлевич Кошев (1893-1.01.1942) (ф. 1, оп. 1, д. 43, л. 1). Он родился и жил в Зоткине, из бедняков (ф. 1, оп. 2, д. 2, л. 42). Впоследствии – рядовой колхозник в «Броневике», умер дома от болезни. Заместителем председателя тогда был избран Григорий Васильевич Сорокин. Всего в декабре 1930 г. было избрано 16 членов и 2 кандидата в члены Совета, пред. сельского общественного суда (Алексей Сергеевич Заболотский) и его заместитель (Михаил Гаврилович Сиянов), 9 уполномоченных по селениям (в Мари-Шуэти их было 3, в Петрушине – 2, в Васильевском совсем не было), статуполномоченный (Пётр Алексеевич Соколов), 6 членов сельской экспертной комиссии. Из деревенского актива скомплектовали сельскохозяйственную, культурно-просветительскую секции, секцию благоустройства и секцию Рабоче-крестьянской инспекции. 7 мая 1931 г. РИК обвинил Чамский сельсовет, в числе ряда других, в фактическом саботаже коллективизации (ф. 1, оп. 1, д. 3, л. 81). 23 июля 1932 г. Президиум РИКа рассмотрел работу сельсовета. Отмечено, что слабо реализуется финплан (12%) и реализация госзайма. Констатировали ряд недочётов в подготовке к уборочной, посевной и пр. Заместителю председателя сельсовета А. С. Заболотскому вынесли выговор за систематическую пьянку и явку в РИК в пьяном виде и предложили сельсовету привлечь его к ответственности Отменили постановление сельсовета о предании суду члена Совета Морозова (за слабую работу). Потребовали от Морозова вывезти навоз из Петрушина. От Совета потребовали активизировать работу (ф. 1, оп. 1, д. 53а, л. 79-80). Весной 1933 г. председателем Совета был избран Иван Васильевич Осипов (1902-?), чл. ВКП(б), бывший председатель Буйского сельсовета (ф. 1, оп. 2, д. 4, л. 18). 1 ноября 1934 г. председателем Совета стал Аркадий Васильевич Перевалов (1901-?), кандидат в чл. ВКП(б) (ф. 1, оп. 2, д. 7, л. 2). С 8 августа 1937 г. до 1 июня 1938 г. председателем Совета был Андрей Захарович Сорокин (председатель «Красного поля»). 1 июня 1938 г. председателем был избран Михаил Митрофанович Колчанов (1892-?), чл. ВКП(б) с 1943 г. Он родился в д. Удалёнки Молосниковской волости Котельничского уезда (затем Александровского сельсовета Котельничского района). В 1913-17 гг. служил в русской армии, в 1918-21 гг. – в РККА (старшина батареи в Казани). Переехал в Верхний Чам, вступил в колхоз «Красная Москва» (ф. 1, оп. 2, д..25, л. 53-56 и д. 44, л. 43-44). Впоследствии Буйский райисполком характеризовал его следующим образом: «трезвый, в бытовом отношении выдержанный, но политически недостаточно грамотен» (ф. 98, оп. 2, д. 1, л. 26). В декабре 1939 г. после выборов по новой системе первым председателем исполкома сельсовета был избран Тимофей Назарович Сунцов (1900-?), чл. ВКП(б) с 1930 г. (ф. 1, оп. 2, д. 12, л. 1). М. М. Колчанов перешёл в секретари исполкома сельсовета, а 23 октября 1942 г. был мобилизован в РККА. Был награждён медалью «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-45 гг.».
Судя по Книге памяти жертв политических репрессий, коллективизация в Чамском сельсовете прошла спокойно. До 1937 г. невинно пострадавших не было отмечено. 22 октября 1937 г. по ст. 58-10 УК РСФСР особой тройкой при УНКВД области был приговорён к 10 годам лишения свободы житель д. Зоткино, колхозник Пётр Иванович Буторин, 1899 г. р. (реаб. 19.05.89). 7 декабря 1937 г. областной суд по ст. 58-10 приговорил к 10 годам лишения свободы сторожа и пчеловода из Петрушина, Горбуновых Осипа Николаевича, 1871 г. р., и Якова Дорофеевича, 1906 г. р. (оба реаб. 18.04.89). 26 ноября 1938 г. областным судом по ст. 58-10 к 5 годам лишения свободы был приговорён колхозник из Петрушина Павел Ильич Скворцов, 1907 г. р. (реаб. 14.12.89). В январе 1942 г. облсудом по ст. 58-10 был приговорён к 5 годам лишения свободы колхозник из Зоткина Василий Данилович Черезов, 1888 г. р. (реаб. 4.06.92). 31 октября 1943 г. военным трибуналом Западного фронта по ст. 58-10 был приговорён к 10 годам лишения свободы с конфискацией имущества красноармеец Василий Алексеевич Бушмелев, 1895 г. р., из Петрушина (реаб. 23.05.97). 22 апреля 1944 г. Особым совещанием при НКВД СССР по ст. 58 п. 1 «в» была приговорена к 5 годам ссылки в Коми АССР как жена изменника Родины Александра Макаровна Котельникова, 1912 г. р., из Александровского (реаб. 16.04.99).
В деревни сельсовета было эвакуировано немало жителей оккупированных территорий (ф. 1, оп. 2, д. 17, л. 75-78). По неполным данным 1942 г., здесь проживали 40 семей (88 человек). По населённым пунктам сельсовета точных данных нет. 19 семей прибыли из Ленинграда, 2 – из Волхова, 3 – из Боровичей, 1 – из Таллина, 1 – из Ржева, 1 – из Горького, 1 – из Лужского р-на Ленинградской обл., 1 – из Москвы, 1 – из Кохмы Ивановской обл., 1 – из Бологова, 1 – из Пскова, 1 – со ст. Свеча Кировской обл., 1 – из Воронежской обл., 2 – из Курской обл., 1 – из Лиепаи (евреи), 2 – из Сланцев. Кроме 4 еврейских семей (9 человек), все остальные были русскими. Бухгалтер Волховского райпотребсоюза Пётр Кузьмич Курбатов был счетоводом и председателем «Красного поля». Учитель Ржевской школы №4 Елизавета Владимировна Берсенева работала в Мари-Шуэтской школе. Кассир Горьковского автозавода Надежда Кузьминична Трапезникова была продавцом в Мари-Шуэти. Воспитатель Ленинградского детсада №23 Клавдия Ивановна Светлова была продавцом в Петрушине. Секретарь треста «Ленпроект» Дебора Львовна Коган была учётчиком в «Александровской». Кассир Ржевской больницы Ольга Владимировна Милушина была счетоводом «Красного поля». В основном в Чамский сельсовет были эвакуированы рабочие (ткачи, полиграфисты, металлисты, работники химзаводов, ленинградского «Красного Треугольника» и т. п.). Здесь провела годы войны даже ленинградский архитектор Хана Берковна Дорфман.
С 25 июля 1942 г. председателем исполкома был Тимофей Елизарович Сунцов (1906-?), чл. ВКП(б) (ф. 1, оп. 2, д. 25, л. 19). Возможно, это путаница в документах. Никаких Сунцовых в похозяйственных книгах Чамского сельсовета за 1940-42 гг. вообще нет. 22 сентября 1942 г. председателем исполкома стал Пётр Михайлович Черезов (1899-?) из Зоткина. В связи с его мобилизацией в РККА райисполком кооптировал в председатели Чамского сельисполкома 29 июня 1943 г. Марию Ильиничну Тимофееву (ф. 1, оп. 1, д. 116, л. 115). Уже 4 декабря 1943 г. райисполком снял её как не справившуюся с работой (ф. 1, оп. 2, д. 12, л. 23). 12 января 1944 г. председателем сельисполкома был избран Иван Иванович Самарцев, бывший председатель «Александровской» (ф. 1, оп. 2, д. 25, л. 5-6).
На момент организации Буйского района сельисполком возглавлял некий Пинаев. 18 апреля 1946 г. Буйский райисполком освободил его по болезни, и с этого дня председателем исполкома Чамского сельсовета снова работал М. М. Колчанов (ф. 98, оп. 1, д. 8, л. 125). Его избирали на организационных сессиях 28 декабря 1947 г., в 1950 г., 3 марта 1953 г. и 5 марта 1957 г. (с февраля 1953 г. он почему-то именовался то Никифором, то Михаилом).
После войны в составе Совета оставалось всего 3 депутата (из Александровского, Верхнего Чама и Ельбаева) (ф. 112, оп. 1, д. 48, л. 2). 4 января 1947 г. исполком обязал продать государству рожь и пшеницу урожая 1946 г.: «Александровская» - 40 ц и колхозники из своих запасов 30 ц, «Красная Москва» и «Уйал» - по 10 ц колхозникам, «Объединитель» - 20 ц колхозникам, «Броневик» - 20 ц и 20 ц колхозникам, «Юпитер» - 20 ц и 15 ц колхозникам, «Красному полю» задания не дали (д. 50, л. 2-3). 10 марта исполком решил собрать 45 тыс. руб. госзайма и прошлогоднюю недоимку 6 тыс. руб. Установили плату за счёт колхозов для письмоносца (21 кг муки в месяц) и ветеринара (16 кг муки, 32 кг картофеля и 100 руб. в месяц) (д. 50, л. 3об).
11 апреля сессия говорила о подготовке к севу. В «Красном поле» коней кормили одной соломой. Сессия Совета просила РИК выделить для колхозов 5 молотилок, 7 жаток, 4 автомашины, 1000 серпов, 1000 литовок и 250 плужных отвалов. Депутаты просили РИК принять меры к председателю «Красного поля» Вершинину и его заместителю Веприкову за то, что они сгноили 25 ц семенного картофеля, и к председателю «Александровской» В. И. Самарцеву за гибель в яме 70 ц семян. Вызвали на предмайское соревнование Буйский сельсовет. Просили РИК принять меры к учителям, которые не являются ни на заседания исполкома, ни на семинары и сессии (д. 48, л. 3). Промежуточные итоги весенней посевной в «Красном поле» и «Уйале» обсудил исполком 19 мая. В «Красном поле» «лошади не ходят», из 30 работали 10. Фуража оставалось на два дня. Лошадь вспахивала в день 12-40 соток. В «Уйале» у колхозников не было продовольствия, люди выходили на работу поздно или вовсе не выходили. Представитель Буйского райкома ВКП(б) В. П. Чернов отметил, что ход сева в этих колхозах преступно медленный. Лошадей в поле кормят зерном, о чём упорно молчат председатели колхозов. Большинство колхозников сажают картошку на своих огородах. Звенья не организованы. Председатели Вершинин и Брыгин были предупреждены о суровых для них последствиях в случае срыва посевной. Решили запретить работу лошадей на усадьбах и изъять у колхозников плуги, а ссуду вывезти в двухдневный срок (д. 50, л. 7).
24 июля М. М. Колчанов отчитался на сессии о работе исполкома в 1946 г. Финансовый план не был выполнен, особенно по «Красному полю». Уборку затянули и допустили большие потери. План хлебозаготовок не выполнили «Объединитель», «Красная Москва» и «Уйал». Семенной фонд в полном объёме не заспали ни в одном колхозе. Весенний сев 1947 г. продолжался 45 дней. Взмёт паров затянули «Объединитель» и «Юпитер». Бригадиры руководили работами плохо, особенно в «Красной Москве». Силоса из плана 230 тонн заложили 185 тонн, потому что сорвали план в «Александровской». Дороги не ремонтировались и стали практически непроезжими для автомобилей. Ставя задачи на уборку 1947 г., рекомендовали шире внедрять сдельщину, организовать бригады, выборочную уборку, сбор колосков, уборку льна в стадии восковой спелости и т. д. Сессия выразила благодарность партии и правительству за помощь в 1947 г. – выделение семенной ссуды, фуража и продовольствия для колхозников (д. 48, л. 4-6).
29 сентября 1947 г. сессия обсуждала развитие общественного животноводства. Решили укомплектовать все фермы до плана, особенно обратить внимание на конское поголовье. Указали ветеринарам, что они хорошо работают как врачи, но должны помогать председателям колхозов и в развитии животноводства (зоотехников тогда в колхозах не было). Хлебозаготовки шли удовлетворительно. Чамский сельсовет получил благодарность обкома ВКП(б) (д. 48, л. 7). В тот же день исполком постановил мобилизовать в трест угольной промышленности Свердловской области 10 колхозников (д. 50, л. 10). Следующий исполком (протокол не датирован) решил по развёрстке райплана направить в Уржумское сплавное агентство с 1 ноября 1947 г. до 10 апреля 1948 г. 22 конных и 27 пеших колхозников (там же, л. 10об).
В декабре 1947 г. и в 1950 г. в Чамский сельсовет были избраны 17 депутатов, из них из Мари-Шуэти 4, из Петрушина, Александровского и Верхнего Чама по 3, из Зоткина и Ельбаева по 2 (д. 49, л. 1). В 1953 г. было избрано 12 депутатов (4 от Мари-Шуэти, 3 от Петрушина, по 2 от Верхнего Чама и Зоткина и 1 от Ельбаева) (д. 70, л. 49-51). Среди них были 5 членов КПСС и один комсомолец (д. 71, л. 1). В феврале 1955 г. были избраны вновь 15 депутатов (от Мари-Шуэти – 5, от Верхнего Чама и Петрушина – по 3, от Зоткина и Ельбаева – по 2) (д. 70, л. 88-89). Та же округа были нарезаны в 1957 г. (д. 87, л. 28-29).
28 января 1948 г. сессия обсуждала подготовку к севу. В «Красном поле» семена были засорённые и влажные, инвентарь не ремонтировался, сбрую растащили, лошадей не хватало, дисциплина была слабой. На лесозаготовки вместо 15 лошадей высылали 5-6. В «Уйале» была сходная картина с семенным фондом. «Объединитель» не приступил к вывозке зерна из глубинок и подвозу топлива для МТС. Указали Вершинину, Брыгину и Заболотских (д. 49, л. 3-4). В русле подготовки к севу исполком сельсовета по докладу зав. медпунктом П. И. Веприкова постановил в каждом колхозе открыть сезонные детские ясли (д. 52, л. 8). Для непонимающего председателя «Красного поля» Н. И. Сорокина исполком принял специальное решение на заседании 23 июля (там же, л. 12).
31 мая сессия обсудила развитие общественного животноводства в колхозах сельсовета (д. 49, л. 8-9). В отличие от многих других сельсоветов, государственный план поголовья по всем видам скота, кроме лошадей, здесь был успешно выполнен. Но из 170 лошадей имелось 158. Основная причина – плохое проведение случных кампаний, поскольку конематки, а в «Красном поле» и единственный жеребец-производитель были постоянно привлечены к тяжёлым работам, как рядовые лошади. По коням план выполнила одна «Красная Москва», имела 26 голов при плане 25. В «Красном поле» из 38 плановых было 34 головы, при этом в 1946 г. абортировало 9 кобылиц, кони были чесоточными. В «Юпитере» было 9 из 12 лошадей. Хотя план поголовья к. р. с. был выполнен, коров не хватало. В «Броневике» была 1 корова вместо 5, в «Юпитере» - 2 вместо 5. Условия содержания скота были неудовлетворительными. В «Броневике» лошади были побиты, в им. М. Горького было 6 поросят ниже средней упитанности и чесоточные лошади, в «Александровской» были слабые телята. Слабо был организован посев кормовых культур на участках при фермах. Контрактация телят шла «с большим напряжением». Депутаты обязали колхозы устранить недостатки, особенно в коневодстве. 23 июня сессия обсуждала тот же вопрос. План по коню не был выполнен. Приняли пространное решение с зоотехническими рекомендациями для животноводов. Главное внимание призвали уделить кормовой базе и повышению продуктивности, особенно по молоку. Обязали организовать для коров зелёную подкормку и трёхразовую дойку. Обязали обеспечить каждой лошади на зиму 40 ц сена и 10 ц сочных кормов. Обязали заниматься мелким животноводством и выполнить план поголовья птицы и по пчёлам (д. 49, л. 10). В 1948 г. впервые закладывали силос из подсолнечника (там же, л. 16).
14 октября исполком сельсовета пригрозил привлечь к уголовной ответственности за срыв хлебозаготовок Чупракову, Заболотских и Брыгина, если они не выполнят план к 20 числу (д. 52, л. 123об). После выполнения плана исполком на заседании 3 ноября постановил продать государству дополнительно 90 ц зерна (там же, л. 14).
29 декабря 1948 г. обсудили состояние дел в животноводстве в разрезе колхозов (правда, не всех). План по поголовью, кроме лошадей, выполнялся успешно. Но были другие проблемы. В «Александровской» всё было нормально, грубых кормов хватало, для свиней запасли 300 ц картофеля. В «Объединителе» свиноферма была тесная, и для свиней было мало кормов. В «Уйале» весь скот согнали скопом на холодный конный двор. Колод не было, корм бросали под ноги. Фуража не было совсем, кроме 15 ц, оставленных на посевную. В «Броневике» почти не было фуража и нечем было кормить свиней. В «Юпитере» план по коням был не выполнен (10 из 12), а к. р. с. была 31 голова при плане 18, свиней – 22 при плане 14. Кормов для всех хватало. В «Красной Москве» было «варварское отношение» к скоту, помещения не утеплили, корма вовремя не подвозили, подстилки не было (д. 49, л. 19об-21).
В 1949-50 г. г. на сессиях (протоколы заседаний исполкома за эти годы не сохранились) обсуждали, как всегда, ход хозяйственных кампаний и делали внушения председателям колхозов. План лесозаготовок по сельсовету был 10350 кубометров. На «Объединитель» пришлось 1800 кубометров, на «Красное поле» - 1500 кубометров заготовки и 3000 кубометров трелёвки, на «Красную Москву» – 600 кубометров заготовки и 1000 трелёвки (д. 54, л. 5). Колхозы сельсовета должны были вывезти из глубинки 16403 ц зерна. На весеннюю посевную нужно было вывезти в поля 5470 тонн навоза, собрать по колхозным дворам 45 ц золы и 8 ц птичьего помёта. Рядовой сев весной должен был составить не менее 60%, осенью – не менее 70% (там же, л. 9). План сбора госзайма на сельсовет был 44 тыс. руб. По колхозам план был: «Красное поле» - 8,5 тыс., «Александровская» - 8 тыс., «Объединитель» - 6,5 тыс., им. М. Горького и «Юпитер» - по 5,5 тыс.. «Красная Москва» и «Уйал» - по 3,25 тыс. руб. (там же, л. 11). 28 февраля сессия заслушала отчёт зав. избой-читальней Михаила Михайловича Неганова. Работу сочли «из рук вон» плохой. В читальне бывало хулиганство, не было читки газет. Сессия обязала заведующего навести порядок, составить график выхода в колхозы, в каждом колхозе создать красный уголок и книжную передвижку, наладить выпуск стенгазет, приобрести для колхозов не менее 3 радиоприёмников (там же, л. 8). 30 ноября сессия просила РИК выделить 10 тыс. руб. для деревянной пристройки к каменному зданию школы в Мари-Шуэти (там же, л. 25об).
Основное внимание на сессиях уделили развитию животноводства в колхозах. 27 апреля депутаты обсудили три колхоза. План поголовья (кроме коней) был выполнен. В «Александровской» корма были, в им. М. Горького кормов не хватало, а концентратов «не было ни грамма». В шуэтском колхозе пало 2 лошади, абортировала кобылица, пал телёнок из-за плохого ухода. В «Объединителе» пало 13 поросят, в «Броневике» - 5 поросят. Обязали навести порядок на фермах (там же, л. 11-12). 27 мая обсудили колхоз «Уйал». Здесь не была покрыта ни одна свиноматка, прирезали дойную корову, абортировала кобылица. Кони были истощены. Контрактации телят не проводили (там же, л. 14).
22 июня 1949 г. депутаты и актив обсудили трёхлетний план развития животноводства на 1949-51 гг. Исходя из этого повышенного задания, план поголовья колхозы уже не выполнили. В им. М. Горького из плановых 20 голов к. р. с. было 14, свиней – 14 вместо 15. В «Уйале» было 11 свиней из 15. В «Александровской» при плане 32 головы к. р. с. имелись 30, 34 из 37 лошадей, 6 из 8 дойных коров, законтрактовали 6 телят при плане 12. В «Объединителе» было 38 голов к. р. с. из 40, законтрактовали 5 из 12 телят, птицы имели 17 из 80 голов. В «Юпитере» было 20 голов птицы из 50, пало 2 телёнка и 11 поросят. Обязали укомплектовать фермы до 15 августа (там же, л. 15). 31 июля обсудили тот же вопрос. В им. М. Горького было 15 голов к. р. с., 13 свиней, 18 овец при плане 20, всего 4 головы птицы из 40. в «Красной Москве» было 20 из 25 голов к. р. с., 11 из 18 свиней, 15 из 23 овец. В «Уйале» было 15 из 22 голов к. р. с., 11 свиней, 54 головы птицы из 90. Слабо занимались заготовкой кормов, строили недостаточно скотных дворов, особенно свинарников, хотя в «Юпитере» была племенная свиноферма (там же, л. 18). 31 августа оказалось, что в им. М. Горького 13 голов к. р. с., 17 овец, 8 голов птицы. Законтрактовали 9 телят, но в колхозный двор их не свели. Силос не заготавливали. В «Красной Москве» было 18 голов к. р. с., 15 овец, 32 головы птицы из 90. Силос не заготавливали, законтрактованных телят на скотный двор не свели. Обязали принять меры и пр., включая силосование картофельной ботвы, соломы из-под комбайнов (там же, л. 21об). 30 ноября сессия обязала председателей колхозов утеплить фермы и создать приемлемые условия для работы животноводов (теплушки), передать корма по актам зав. фермами. Сессия пригрозила привлечь к уголовной ответственности за беспорядки в животноводческой отрасли председателей и заведующих фермами «Объединителя», «Юпитера» и «Уйала» (там же, л. 25об).
27 марта 1950 г. депутаты приняли три решения о капитальном строительстве в сельсовете. Во-первых, Буйский РИК дал согласие построить в Петрушине новую избу-читальню и медпункт и выделил на строительство 26 тыс. руб. Строительство поручили «Объединителю» и «Броневику». Во-вторых, райисполком решил в течение этого года радиофицировать колхозы сельсовета. Решено заготовить и подвезти столбы по потребности. В-третьих, в колхозе «Юпитер» открылся сепараторный пункт. Колхозы были обязаны снабжать его дровами и льдом (д. 69, л. 8-9).
24 апреля сессия по докладу секретаря партийной организации сельсовета Николая Михайловича Буторина обсудили вопрос об организации труда в колхозах, особенно в «Красной Москве», «Объединителе» и «Броневике». Обязали председателей всех колхозов ликвидировать обезличку в использовании земли, до 1 мая закрепить за бригадами инвентарь, рабочий скот и земельные участки. Обязали укрепить трудовую дисциплину, внедрить письменные наряды с доведением задания и ежедневной проверкой исполнения (д. 69, л. 10-11). 31 мая обсудили ход сева. Признали его неудовлетворительным. Затянулись сроки посадки картофеля, посева льна, кормовых и силосных культур. В «Красной Москве» ежедневно простаивали 4-5 лошадей. В «Объединителе» занимались своими приусадебными участками, на общественных работах – «с прохладцей». Секретарь райкома ВКП(б) В. П. Чернов, выступая на сессии, обвинил председателей в том, что они тем самым оставляют колхозников без оплаты на трудодни. Сессия указала Заболотских, Долгих и Брыгину на то, «что такое руководство не пригодно, оно может привести к обнищанию» (д. 69, л. 11об и 18). 29 июня сессия поставила вопрос об уходе за посевами. В ближайшей перспективе ставилась задача восстановить травопольные севообороты. Пока же основное внимание уделили борьбе с сорняками. Решили организовать 1-2 и более прополок всех посевов, широко применять боронование и прикатывание посевов, проводить подкормку семенных участков местными и минеральными удобрениями, выполнить план дополнительного перекрёстного опыления в период цветения (д. 69, л. 19-20).
27 июня 1950 г. Буйский райисполком утвердил объединение «Красной Москвы» и «Уйала» в колхоз «Верхнечамский» (ф. 98, оп. 1, д. 33, л. 146). 26 февраля 1951 г. райисполком выделил под центральную усадьбу колхоза 9,2 га (ф. 98, оп. 1, д. 37, л. 46об). 29 февраля 1952 г. по акту колхозу передали 1242,87 га земли (ф. 98, оп. 1, д. 43, л. 75). Первым председателем был избран Илья Петрович Брыгин (А. С. Резвых стал зав. фермами). В июле 1950 г. председателем колхоза стал Фёдор Михайлович Ямщиков (1918-?), чл. ВКП(б) с 1943 г. Он был родом из Верхнего Чама. Окончил семилетнюю школу. Воевал, был награждён медалью «За победу над Германией…». После войны – уполномоченный Буйского райкома ВКП(б) по Чамскому сельсовету, тракторный бригадир Буйской МТС по Тарасовскому и Чамскому сельсоветам. С 30 апреля 1950 г.работал заведующим Буйским райсобесом.
3 июля райисполком утвердил вхождение «Александровской» в колхоз «Родина» с передачей починка в Тарасовский сельсовет (ф. 98, оп. 1, д. 33, л. 151об). Сессия Чамского сельсовета дала согласие на передачу этой территории 30 октября (ф. 112, оп. 1, д. 69, л. 13).
3 июля «Красное поле» и им. М. Горького были объединены в колхоз «Красное поле» (ф. 98, оп. 1, д. 33, л. 151об). Председателем был избран Н. И. Сорокин, а Н. А. Веприков стал зав. фермами.
В тот же день «Броневик» и «Юпитер» были объединены в колхоз «Броневик», председателем которого остался Г. З. Неганов (ф. 98, оп. 1, д. 33, л. 151об). Однако «Юпитер» решению не подчинился.
25 августа сессия сельсовета рассмотрела вопрос о выполнении трёхлетнего плана развития общественного животноводства. В «Верхнечамском» из плановых 65 голов к. р. с. было 25, в «Объединителе» из 12 дойных коров было 6, из 50 свиней – 28. По сельсовету в целом из плановых 1780 голов птицы имелось 366 голов. Хуже всего – в «Объединителе», где имели 32 из плановых 350 голов. Крупный рогатый скот стоял в грязи, были низкие удои, скот был низкой упитанности. Новые фермы не строились, старые не ремонтировались. Обязали колхозников до 1 сентября укомплектовать фермы, выделить плотницкие бригады для строительства и ремонта скотных дворов, придать фермам необходимый транспорт, организовать откорм скота и запретили расход скота на внутрихозяйственные нужды и любую его продажу с ферм (ф. 112, оп. 1, д. 69, л. 24).
12 сентября 1950 г. «Красное поле» и «Броневик» решением райисполкома были объединены в колхоз им. Г. М. Маленкова (ф. 98, оп, 1, д. 33, л. 192об). Председателем колхоза стал Н. И. Сорокин. Е. З. Неганов работал зав. фермами. С октября 1951 г. работал Алексей Алексеевич Воронов. В марте 1953 г. председателем снова стал Н. И. Сорокин. В 1952 г. колхоз получил по акту 1980,68 га земли, а его центром была утверждена д. Зоткино (ф. 98, оп. 1, д. 43, л. 79).
12 сентября 1950 г. «Объединитель» и «Юпитер» были объединены в колхоз «Коммунизм» (ф. 98, оп. 1, д. 33, л. 192об). В 1952 г. по акту колхозу передали 1512,95 га земли и утвердили центром хозяйства д. Петрушино (ф. 98, оп. 1, д. 43, л. 77). Председателем колхоза был избран Александр Андреевич Заболотских.
В январе 1955 г. колхоз «Верхнечамский» был присоединён к колхозу им. Г. М. Маленкова, председателем которого остался Н. И. Сорокин. 9 декабря 1955 г. колхоз им. Г. М. Маленкова был переименован в колхоз им. Н. А. Булганина, бывшего вслед за Г. М. Маленковым (1953-55 гг.) Председателем Совета Министров СССР (1955-58 гг.). Уржумский райисполком утвердил переименование 9 января 1956 г. (ф. 1, оп. 1, д. 212, л. 10об). 7 марта состоялось собрание колхозников обоих колхозов сельсовета. Единодушно решили объединиться в один колхоз им. Булганина. Председателем объединённого колхоза был избран инструктор райкома партии Григорий Ильич Самарцев (см. Буйский сельсовет), заместителем – А. А. Заболотских (Н. Петров. Объединение артелей. - «КИ», 9 марта 1956 г.). В апреле 1957 г. председателем стал Ф. М. Ямщиков. 16 сентября 1957 г. колхозники решили переименовать колхоз в «Зарю». Райисполком утвердил это переименование 20 сентября (ф. 1, оп. 1, д. 220, л. 153). В 1958 г. «Заря» были присоединена к колхозу «Ленинец».
28 сентября 1950 г. депутаты обсуждали ход дел в колхозах. Уборка затянулась. По сельсовету убирали 9,32 га в сутки. Надеясь на технику МТС, уже почти не использовали коней. Сушильное хозяйство было плохо оборудовано и не справлялось с работой. Фермы не были укомплектованы. В им. Маленкова не хватало до плана 25 голов к. р. с., 25 гусей; в «Верхнечамском» - 40 голов к. р. с., 3 коров, 17 свиней, 370 кур, 20 гусей; в «Коммунизме» - 25 голов к. р. с., 5 коров, 10 гусей. Бригадиры пьянствовали (ф. 112, оп. 1, д. 69, л. 26).
Сессия 26 января 1951 г. заслушала отчёт о работе избы-читальни. Пришли к выводу, сто избачу Н. Н. Фишовой «абсолютно не помогает сельская интеллигенция, особенно учителя – околотились, сидят за мужьями и за детьми нянчатся, и всё» (д. 69, л. 29об).
В основном исполком рассматривал ход сельскохозяйственных и финансовых кампаний. Постоянной критике подвергались им. Г. М. Маленкова и «Коммунизм». 30 апреля исполком распорядился начать сев с 1 мая, пробороновать и подкормить озимые, завезти семена подсолнечника и использовать на севе всё живое тягло (д. 70, л. б/н). 9 мая исполком констатировал, что трактора работают с сильными перебоями, не с полной нагрузкой. Живое тягло используется не полностью. А в «Коммунизме» быки работают на огородах колхозников. Несмотря на гарантии Буйской МТС, тракторные сеялки простаивают с первого дня, семена не были протравлены, нормы выработки не выполняются. Исполком запретил использовать тягло на приусадебных участках и призвал навести дисциплину (д. 70, л. б/н). 23 мая исполком обсудил работу бригадиров «Коммунизма». Они не знали своих функций. Лошади, быки, люди простаивали, качество сева было плохим, работу от МТС бригадиры не принимали, председатель колхоза не принимал работу от бригадиров (д. 70, л. б/н). 4 июня, видимо, в отчаянии, исполком решил «установить штраф 10 рублей за неявку на сессии и заседания исполкома и совещания без уважительной причины всему активу сельсовета» (д. 70, л. 10). 12 декабря исполком рассмотрел ситуацию на фермах «Коммунизма». Как заявил А. А. Заболотских, у него дела в животноводстве «не блестящие». Грубые корма не приготовляли к скармливанию, задавали раз в сутки, сторожей не было. «Скот с 4 часов вечера до 10 часов утра находится под божьей волей, целиком 18 часов без пойла, пищи и даже охраны». Указали и пр., обязали начать трёхразовую дойку (д. 70, л. 19). Исполком 31 января 1952 г. угрожал Н. А. Веприкову, как зав. фермами в им. Маленкова, отданием под суд за беспорядки на фермах (д. 70, л. 24об).
12 марта 1951 г. исполком вспомнил об избе-читальне. Райисполком потребовал завершить строительство в 1951 г., а его не начали. Просили РИК и Буйское лесничество выделить делянку со строевым лесом (д. 70, л. б/н). Снова подняли вопрос на заседании 12 ноября. Сруб в лесу был готов, но в этом районе горел торф. Решили срочно, 14-15 числа, вывезти сруб. Каждому колхозу дали задание вывезти по 6 венцов (по 28 брёвен). За трелёвку «Верхнечамскому» выплатили 30 руб., «Коммунизму» - 50 руб., а всего трём колхозам из средств самообложения 300 руб. (по 100 руб. каждому) (д. 70, л. 18). 25 февраля 1952 г. исполком обязал М. М. Колчанова приступить к строительству избы-читальни не позднее 1 марта. Для найма плотников и отделочников в «Коммунизме» ассигновали 6 тыс. руб. Колхозы обязали привезти с пункта Буйского райпромкомбината в д. Индыгойке 300 штук тёса, косяки и оконные подушки, выделив по 3 лошади на 2 рейса. Им уплатили за это по 200 руб. на колхоз. Кроме того, из средств самообложения выделили 4 тыс. руб. на приобретение дома под медпункт (дом стоял в Петрушине рядом с сельсоветом) (д. 70, л. 26).
27 марта 1952 г. исполком рассматривал животноводство в «Коммунизме» и нашёл его «в печальном состоянии». Пало 50 поросят, 6 овец и 8 ягнят, и падёж продолжался: сена не было, свиньям давали мало зернофуража, солому для к. р. с. не приготавливали. Указали А. А. Заболотских (д. 70, л. 29). На 26 мая в им. Маленкова ещё не хватало до плана 25 голов к. р. с. и 85 свиней, обязали скот просто закупить (д. 70, л. 32). 20 августа исполком рассмотрел ход уборки в «Коммунизме». Вместо работы на полях колхозники собирали в лесу малину и черёмуху (д. 70, л. 38).
13 сентября Буйский райисполком рассмотрел итоги ревизии в Чамском сельсовете. Были установлены факты растраты бюджета сельсовета и средств самообложения секретарём сельсовета В. Н. Дудиным (см. также выше казус с налоговым агентом С. К. Бушковым). Доходы собирались слабо, социально-культурные учреждения финансировались неудовлетворительно. Учёт не был налажен. В. Н. Дудин получил выговор и начёт в размере 95 руб. 45 коп. (ф. 98, оп. 1, д. 43, л. 205).
30 сентября 1952 г. Буйский РИК одобрил проект строительства ГЭС на Буе в колхозах «Коммунизм» и им. Г. М. Маленкова. Работы планировали начать весной 1953 г. (ф. 98, оп. 1, д. 43, л. 217об). Видимо, инициатива происходила от правлений этих колхозов. Ещё исполком сельсовета на заседании 20 августа решил выделить из «Коммунизма» пять человек для производства изыскательских работ к строительству этой ГЭС (ф. 112, оп. 1, д. 70, л. 38). 30 сентября состоялась и сессия Чамского сельсовета. Говорили о фермах, о подготовке к зиме и т. п. Фермы были не построены до конца, там стояла грязь и пр. (д. 71, л. 1-4). 3 октября М. М. Колчанов принял телефонограмму от первого секретаря райкома партии В. П. Чернова: на Цепочкинской пристани скопились минеральные удобрения, и их никто не вывозит (пришло 60 ц для им. Маленкова, 45 ц для «Коммунизма» и 40 ц для «Верхнечамского») (д. 71, л. 5).
В 1953 г. депутаты снова и снова говорили о хозполиткампаниях. Так, объём подписки на госзаём сократился до 16,5 тыс. руб., но и эту сумму собрали не без труда. Неоднократно сельсовет требовал выделить колхозникам лошадей для поездок на базар (д. 70, л. 69). В колхозах уже были собственные тракторы – 4 гусеничных и 5 колёсных (д. 71, л. 18). О ситуации в деревне красноречиво говорили депутаты на исполкоме 29 июля 1953 г. А. А. Заболотских, председатель «Коммунизма»: «Мы видим только женщин, которые работают в колхозном производстве, но есть у нас много таких людей, которые нигде не работают, нужно заставить их, чтобы они участвовали на уборке». Ф. М. Ямщиков, председатель «Верхнечамского»: «У меня работают одни инвалиды, которые совершенно не способны работать по труду. Эти люди работают, но которые не работают и способны работать, этих мы работать не заставляем». Д. Г. Сандалов, секретарь парткома «Верхнечамского»: «Нельзя сказать, что не работают колхозники, но посмотрите на механиков. Ездят с летучкой, не хотят заехать к комбайну. По два дня летучка проезжала мимо комбайна, он ещё до сих пор сжал только шесть гектаров. Но не захотели проверить, как работает». Г. З. Неганов, зав. фермами в им. Г. М. Маленкова: «Механики заезжают только тогда, когда комбайны работают хорошо. А когда машины стоят, тогда механиков не увидишь». Н. М. Колчанов: «с моей стороны вопрос поставлен был на колхозных собраниях, что гулянья прекратить с 11 часов ночи, но Сандалов выступил против о том, что когда-то мы были молоды» (д. 70, л. 63-64).
10 июля исполком решил купить под расширение Мари-Шуэтской школы каменный дом с постройками за 3600 руб., причём 800 руб. вносили из средств самообложения, а 2400 руб. платил колхоз им. Г. М. Маленкова (д. 70, л. 62).
Сессия 24 декабря 1953 г. среди прочих вопросов рассмотрела персональное дело нового секретаря исполкома Михаила Наумовича Лебедева. Его обвинили в халатном отношении к делу, «напивался пьяным до упаду», ввиду этого допускал прогулы, неоднократно были случаи опоздания и отсутствия на работе, он невнимательно относился к оформлению дел одиноких и многодетных матерей, план работы сельсовета на 1953 г. представил только 23 декабря. Его предупредили (д. 71, л. 32). Сессия 2 марта 1954 г. была вынуждена уволить его с работы, оставив членом исполкома (д. 71, л. 36).
25 февраля 1954 г. впервые в истории Чамского сельсовета на сессии обсудили вопрос о состоянии торговли. Здесь было три ларька Буйского сельпо, при этом Мари-Шуэтский был закрыт. После бурного обсуждения депутаты указали сельпо на слабый контроль с его стороны над работой продавцов и обязали активнее завозить товар, и не только повседневного спроса (были перебои даже с керосином, солью, спичками, мылом), но и товар для ремонта инвентаря и строительных работ (сортовое железо, гвозди, шифер, цемент и т. п.). Председателей колхозов обязали предоставлять сельпо транспорт для завоза товаров. Колхоз им. Г. М. Маленкова обязали подобрать продавца и открыть ларёк в Мари-Шуэти (д. 71, л. 35).
В целом год прошёл спокойно. Весенний сев прошёл необыкновенно организованно. Зерновые и зернобобовые завершили уже к 22 мая. Отметили ответственную работу Буйской МТС (д. 71, л. 41). Итоги работы колхозов (их осталось два) подвёл Буйский РИК в марте 1955 г. В колхозе им. Г. М. Маленкова урожайность зерновых была в 1954 г. всего 7,4 ц/га. От фуражной коровы надоили 592 кг молока. От овцы настригли 2,2 кг шерсти. От несушки получили 33 яйца. Дебиторская задолженность составила 9894 руб. На капитальные вложения потратили на 14418 руб. меньше задания. Минимум трудодней не выработали 2 колхозника. Критически низкими были доходы от животноводства. Не строились новые фермы (ф. 98, оп. 1, д. 64, л. 35). В колхозе «Коммунизм» получили 4,92 ц зерна с 1 га. От коровы надоили 964 кг молока, от овцы настригли 2 кг шерсти, от куры-несушки подобрали 42 яйца. Смету выполнили на 77,3%. Дебиторская задолженность составила 9873 руб. Много доходов шло мимо госбанка (там же, л. 36).
В 1955 г. сев затянулся. Кукурузу сажали вручную. На 27 мая в «Коммунизме» посадили её на 10 из 90 га, в им. Маленкова – на 3,5 из 50 га. Картофель должны были сажать квадратно-гнездовым способом, но это плохо получалось, сажали рядками (д. 86, л. 7). План по закладке силоса был доведён до «Коммунизма» в размере 850 т, в том числе початков кукурузы 120 тонн, а ям имелось на 300 тонн. В им. Маленкова план был 650 тонн, включая 75 тонн початков. Колхозы спешно копали ямы и траншеи, ввели дополнительную оплату труда на этих работах (там же, л. 8). Осенью уборка ржи затянулась на целый месяц из-за плохой работы комбайнов, тогда как конную технику колхозы в поля уже мало выводили. План сдачи зерна в «Коммунизме» был 1592 ц, в им. Маленкова – 601 ц (там же, л. 12). В 1955 г. в колхозе им. Булганина было радиофицировано 125 домов (А. Воронов. Радиофицировано 125 домов колхозников. - «КИ», 22.01.1956).
 
Источник: Иконников А. Н. "История сельсоветов Уржумского района. Часть 2. Сельсоветы Буйского района в границах Уржумского района" - Уржум: 2011.
 
Категория: История сельских Советов Буйского района | Добавил: Георгич (18-02-12) | Автор: Иконников А. Н.
Просмотров: 1219 | Теги: Чамский, сельсовет | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск

Форма входа


Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz


  • При копировании и цитировании материалов с этого сайта ссылка на него обязательна! © 2010 - 2019Яндекс.Метрика