Вторник, 20-11-18, 17.09

Приветствую Вас Гость | RSS
Село Буйское
Уржумского района
Кировской области

ГлавнаяРегистрацияВход
Меню сайта

Категории раздела
Вятские заводы Мосоловых [4]
География [6]
Документы администрации и Думы села [35]
Здравоохранение [21]
История Буйского района [3]
История сельских Советов Буйского района [58]
История сельских Советов Уржумского района [27]
Исторические справки [10]
Жизнь села и округи [47]
Краеведам [20]
Марийцы [1]
Наши земляки [52]
Образование [30]
Почтовая связь [2]
Православный альманах [57]
Предприниматель [0]
Промкомбинат [4]
Промыслы и ремёсла [17]
Промышленность [7]
Реки, озёра, пруды и родники [14]
Родословная [20]
Род Мосоловых [9]
Сёла, деревни и починки [35]
Совхоз "Буйский" [11]
Транспорт и дороги [0]
Флора и фауна [9]
Фонды Уржумского архива [29]
Ярмарки, базары, торговля [6]
Разное [2]

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Главная » Статьи » Реки, озёра, пруды и родники

Буйский пруд и плотина

Буйский пруд и  плотина

Памятник архитектуры и градостроительства регионального значения

«Чем лучше мы будем изучать прошлое, 
тем легче, тем более глубоко и радостно поймем 
великое значение творимого нами настоящего». 
М. Горький

Это старейшее сооружение села Буйское Уржумского района. Плотина построена из дерева, каменеющего в воде, и прекрасно сохранилась в своей осно­ве до настоящего времени. Это классическая заводская плотина, с широким прорезом в центре для спуска излиш­ней воды - «вешняком», справа от которого располагался «ларевый» прорез, через который вода подавалась на наливные колёса (подобные ко­лёсам водяных мельниц), приводившие в движение заводские механизмы. 

Из книги Ивана Германа "Описание заводов..." мы узнаём истинные размеры плотины: "Плотина 1, шириною снизу 24 (17,07 м), сверху 12 (8,534 м) аршин, длиною 147 (313,11 м) сажен, в половодье содержит воды 2 (1,42 м) аршина 9 вершков; запоры, первые вышиною 7 (4,98 м), шириною 19 (13,5 м) аршин 10 вершков; вторые 6 (4,27 м) аршин 13 вершков". 

Буйская плотина времён Мосолова

Пруд придаёт селу характерный, индивидуальный, отличный от других сёл Уржумского района облик, заповедное место. Хорош пруд особенно в летнее время, когда отдыхающие заполняют места, приспособленные для купания, или на лодках бороздят гладкую поверхность стоячих вод. Но и зимой, покрытый льдом и снегом, он влечёт к себе заядлых рыбаков, терпеливо бурящих толстую ледяную кору в надежде на хороший улов. Пруд радует и восхищает нас сегодня так же, как и много десятилетий тому назад он удивлял и поражал многочисленных гостей, приезжавших в Буйское по делам или в гости.

 


Буйский пруд (2006 год)

Для того чтобы наладить производство, основатель Буйского завода Максим Перфильевич Мосолов, как и люди в глубокой древности, обратился за помощью к природе. Он стал использовать силу воды. Основным двигателем всей системы было водяное (гидравлическое) колесо. Оно применялось везде. Все, что прежде делалось вручную или силой животных: ручные мельницы, насосы, мехи и другое, — приводилось в движение при помощи энергии водяного колеса.

 
Типы водяных колёс

В архивах Императорского Вольного экономического общества сохранились сведения о торжественной выдаче в 1778 году серебряной медали Федору Баташову, который вместе с мастером Тимофеем Бровиным «сочинил вододействующую машину». За это изобретение Баташовы получили привилегию (патент).

Максим Перфильевич решил перегородить протекающую неподалеку от местонахождения будущего завода реку Буй плотиной.

В своем прошении Максим Перфильевич Мосолов так обосновывает свое решение о постройке железоделательного завода на реке Буй: "...Река Буй по довольствию воды может обеспечить помимо работы шести медеплавильных печей, также работу шести молотов, которые могли бы перековать чугун, доставляемый со Златоустовского завода". 

Первоначальным стимулом для построения горного завода была наличность руды. В непосредственном соседстве с местом добывания руды строились печи и приступали к ее плавке. В так называемых «чудских копях» горшки с остатками выплавленной меди иногда находились в самих шахтах, высотой которых, возможно, пользовались для усиления тяги при плавке. При небольших порциях выплавки такое расположение печей было возможным. Но при развитии дела, по мере роста потребности в больших количествах металла, увеличиваются печи, ручные мехи становятся недостаточными, ручные молоты также не справляются с обработкой больших криц, на их место по являются вододействующие воздуходувные станы и молоты. При этом возрастает потребность в топливе и появляется новое условие - наличность близ завода текущей воды, необходимой для устройства вододействующих станов.

Таким образом выясняются еще два момента, обуславливающие выбор места для устройства завода: гидроэнергия и топливо. С развитием горнозаводского дела и увеличением выработки присоединяется еще одно условие: обеспечение дешевого транспорта продукции, то есть преимущественно водного пути, так как грунтовые плохо устроенные дороги были очень тяжелы для обозов и почти полгода (весной и осенью) были непроезжие. Только при наличии всех этих данных в намеченном районе можно было подыскивать наиболее подходящее по своей конфигурации место на речке, где легко было поставить плотину и заводские «фабрики». 

Выбор места на реке Буй определялся стремлением построить короткую, широкую и высокую плотину (в отличие от длинных и невысоких плотин XVII века). Для этого требовалось найти участок с высокими берегами (на реке Буй в месте закладки плотины они возвышались от поверхности воды на 10 аршин, т.е. свыше 7 м) с последующим понижением их вверх по течению. В месте основания или фундамента плотины желательно было избегать как слабого сыпучего, так и скального грунта. Совершенно исключались места, где сближение высоких берегов реки могло дать большой подпор, - насыпные и грунтовые плотины XVIII века не выдерживали сильного давления воды.

Инженеры и "плотинные мастера" искали берега нетесные, с некрутым подъемом на 15-25 градусов, высотой до 9 м, для того чтобы растянуть дамбу в длину. Русло и долина реки выше запруды должны были иметь ничтожный уклон и обеспечивать достаточное скопление воды на годовой срок работы, от весны до весны, что, правда, удавалось в редких случаях. Считалось выгодным, если главная речка выше плотины принимала несколько ручьев-притоков. Расход воды в используемых реках составлял от 2,8 до 11 куб. метров в секунду. Зимой в связи с замерзанием источников, расходы воды снижались на 20% и более по сравнению с меженью - ежегодно повторяющимся сезонным стоянием низких (меженных) уровней воды в реках. В умеренных и высоких широтах различают летнюю и зимнюю межень.

Подходящим местом для плотины считалась и небольшая речная излучина - участок извилистого речного русла (русла водотока) между двумя смежными точками перегиба его осевой линии. Мало кто знает, что старое русло реки Буй, в месте постройки плотины, проходило ближе к правому высокому участку поймы реки и затем река уходила влево.

Обследовать место, где должен был появиться завод, приезжал чиновник от казанского горного начальства, который признал это место пригодным для постройки завода. Место для завода было выбрано весьма удачно. Обилие леса, строительных материалов, воды, плотина на реке Буй позволяли создать завод сравнительно в короткие сроки.

28 сентября 1767 года Берг-коллегия своим указом разрешила строительство завода на реке Буй.

Любопытно, что основание и строительство всех металлургических заводов протекало одинаково. Этот процесс описан журналистом П. П. Свиньиным: "Предположив основать завод, отыскивал он… такое место на речке, которое бы не требовало слишком больших издержек на перепруду, то есть: или имело бы берега довольно крутые, или в дальнем расстоянии от речки находились возвышенные места, которые бы можно было соединить, насыпать и перепрудить речку; собирали туда людей (сначала большею частию вольнонаемных) и начинали работу: одни подвозили лес, нужный для шлюзов, другие хворост и землю для плотины, третьи носили последнюю из места, назначеннаго для пруда, и, углубляя оное, возвышали плотину, и когда сия была кончена, строили корпуса для помещения машин и домы для самих жителей, для прикащика и для конторы. Когда все приходило к концу, вывозили туда нескольких старых мастеровых с другаго завода и придавали к ним большую часть новокупленных на вывоз крестьян. После сего завод принимал свое действие".

Постройка Буйского железоделательного завода начиналась одновременно с постройкой плотины, которая, кроме своего гидротехнического назначения, должна была оградить территорию будущего завода от затопления паводковыми водами. 
Расположение завода обусловливалось, в первую очередь, топографическим удобством его возведения, значительным запасом воды, топлива (древесный уголь, дрова и т. д.) и удобным расположением путей для транспортировки руды и иных грузов. 
Плотина была наиболее крупными инженерными сооружениями того времени, поэтому к её постройке подходили с особой тщательностью. Строили плотину крестьяне приписных к заводу слобод под руководством опытных плотников – плотинных мастеров.

Наработанный на Урале 200-летний опыт плотинного строения подтвердил: горный завод может экономить на ком и на чем угодно, только не на плотине. 

После выбора удобного места для постройки плотины приступали к разбивке ее в натуре. Вехами и кольями прокладывали линию оси плотины и ширины основания, срезали дерн. Для устранения фильтрации воды под телом плотины устраивали так называемые глиняные "зубы". Чаще всего их было два. Выкапывали рвы до подошвы плотины глубиной 0,7 м при ширине 1-2 м. Стены рвов укреплялись бревенчатым шпунтовым рядом. Затем ров заполняли глиной и тщательно её трамбовали. Далее производили разметку тела плотины и прорезов, через которые вода поступала в капитальный ларь и вешняки.

Чертёж плотинного устройства (1750 г.)

Тело плотины, или дамбы, возводилось различными способами. Иногда устраивались ряжи (бревенчатая решетка) в основании плотины, два или три ряда бревен, лежащих на вбитых в твердый «материк» сваях; до «материка» отрывался ров или срубы, по всей длине плотины с последующим заполнением их глиной, но чаще всего обходились без ряжей, укладывая последовательно слои сырого суглинка или глины, которую рабочие хорошо утрамбовывали колотушками. Сторону плотины, омываемую водой, или мокрый откос укрепляли слоем щебня, гравия или доменного шлака. В редких случаях оформляли откосы тесаным белым камнем. Чаще же всего откосы обкладывали дерном, под пластины которого клали свежие ивовые прутья. Укоренившись, прутья давали побеги, хорошо закреплявшие дерн. Все побеги после этого тщательно срезались.

Все последующие простейшие, а потому наиболее частые, мероприятия по укреплению плотин сводились к досыпке корпуса и отсыпи. Довольно быстро расширение приводило к засыпке пространства между устоями прорезов и берегами, благодаря чему сглаживалась первоначально ломаная линия прудовой стороны плотины. Таким путем кроме повышения устойчивости решались проблемы промышленных отходов (в качестве досыпки использовали шлак) и складских территорий.  



Фрагменты старых свай Буйской плотины

Нормальное функционирование вододействующего оборудования, естественно, во многом зависело от состояния пруда. Одновременно с закладкой плотины проводились работы по расчистке чаши будущего пруда – вырубался лес и сейчас же пережигался на уголь. Площадь будущего пруда всегда была первой заводской дровосекой и первым заводским куренем. По мере разлива главное внимание в прудовом хозяйстве уделялось поддержанию необходимого уровня воды. В качестве мер против понижения его использовалась расчистка русел впадающих рек от лесных завалов и установленных крестьянами рыболовных язов и морд. Со времен Геннина запрещалось строить мукомольные мельницы на всех прудовых притоках. Поэтому выше Буйского пруда не было ни одной мельницы.

Создание прудов требовало огромных трудовых и материальных затрат. Стоимость плотины и плотинных устройств составляла до 40% от всех затрат на строительство завода. Затраты на создание системы заводской энергетики колебались от 30 до 50% стоимости всего завода. И все-таки, несмотря на огромную капиталоемкость гидротехнических сооружений, владельцы заводов вынуждены были на них идти.

Завод использовал гидроэнергию на всех трудоемких операциях, не посильных мускулам человека и животных. Мощности в десятки лошадиных сил требовались, чтобы привести в движение воздуходувные меха доменных печей, поднимать 20-пудовые молоты для ковки и правки железа, дробить руду и флюсы, вращать сверлильные и токарные станки, пилить лес и производить еще многие другие операции. Вода трудилась рука об руку с человеком, помогая ему в нелегком, даже и сегодня, труде металлурга. Вода работала без перерывов на отдых.

Естественно поэтому, что выбор места для строительства завода определялся не только наличием месторождения железных руд и леса, но и источником водяной энергии. Характерно при этом, что гидротехники XVIII века могли использовать только малые реки,- перегородить плотинами мощные потоки без сильной техники было невозможно. Укрощение реки – не шутка. Взнуздывать ее, запрягать, то погонять, то останавливать, втискивать ее в узкие лари и вешняки – этого она не любит. Особенно яростна она весной. И потому на заводе каждой весной замирали в ожидании – что будет? Ведь даже маленькая речушка, если ее перегородить, набирает грозную потаённую мощь. Тихие зеркальные заводи заводского пруда обманчивы. Водная ярость проявляется только у затворов, дрожащих от напора. Понятна некоторая робость наших предков перед плотиной. Им мало было намертво сколотить срубы и клети, шлюзовые камеры и ларевые прорезы, вбить в них кованые гвозди и скобы, засыпать дамбу глиной и камнями – надо было как-то "заговорить” плотину, умилостивить, умолить.

По преданиям, которые собрали экспедиции во главе с профессором А. Лазаревым, в какие-то стародавние времена в тело плотины закладывали голову. Будто бы девичью голову. Или какого-то случайного человека, чужого. Вряд ли такой обычай сохранился до ХVIII века. В демидовские времена "голову” закладывали, но, то была голова на монете. А на деревянных частях рисовали страшные рожи. Плотину следовало задобрить, а водную стихию – запугать.

Как же функционировали все элементы системы к моменту полного её завершения? 

 
Схема гидротехнического сооружения Буйской плотины: 
1-вешняковый прорез; 2-ларевый прорез; 3-производственные помещения; 4-плотина.

Насыпь плотины имела два плотинных прореза. Один из них шириной в 10 метров и более назывался "вешняжным, вешняковым” (от слова «вешний»: для выпуска воды в весеннее половодье), для холостого пропуска избыточных весенних или дождевых вод, которые иначе переполнили бы пруд и вызвали катастрофу. Вешняковый прорез покрывался сверху вешнячным мостом, иногда довольно узким, шириной для проезда не более двух телег в ряд. Прорезы обшивались с обеих сторон толстыми шпунтовыми досками. Внутри прорезов устраивались деревянные щитовые затворы, регулирующие подачу воды в водоводы ("лари”) или запас воды в прудах. 



"Вешняковый" прорез (60-е годы и 2010 год)

Весной назначались караульные к надзору за уровнем спруженной воды, которые обязывались ежечасно производить замеры, а в случае угрожающего повышения уровня бить в набат. Частичный выпуск воды использовался не только как предохранительная мера. Заводы стоявшие на судоходных в нижнем течении реках периодически обязывались отворять вешняк для пуска волны. При случившейся малоснежной зиме или засушливом лете это было единственной возможностью сплавить груженные металлами коломенки.

Основным рабочим элементом всего плотинного устройства являлись открытые водяные лари квадратного сечения, т.е. система трубопровода, разводящего воду из пруда к колесам фабричных механизмов. Ларь был как бы становым хребтом завода и обычно протягивался по длине его территории. Ширина ларей составляла 1-1,5 м. От него шла разветвлённая система лотков, труб, желобов к находящимся в разных производственных корпусах водяным колёсам. Уровень воды в ларе держался на одном горизонте с водой пруда.

Обычно устраивали либо один ларь, иногда почти примыкавший к вешняку, либо два – по обе стороны вешняка на расстоянии, позволявшем поставить завод. Впрочем, заводская планировка часто исходила из рельефа местности, и расположение и конфигурация ларей имели множество вариантов. По расположению производственных корпусов Буйского завода и "Описанию заводов" Ивана Германа, следует, что в насыпи Буйской плотины было два прореза: один вешняковый и один ларевый. После ликвидации завода ларевый прорез стал использоваться для работы электростанции. 

 
Бывший "ларевый" прорез Буйской ГЭС

В верхнем бьефе плотины перед прорезами устраивались ледорезы треугольной формы из деревянных свай, соединенных сверху брусьями. 

  
Ледорез перед прорезами (2010 год)

Потенциальная энергия, заключенная в неподвижной, стоячей массе воды, превращалась при ее движении в кинетическую энергию механического вращения водяных колес. Достаточно было чуть приоткрыть водяной затвор, как упругие струи воды с силой ударяли в лопасти водяных колес, заставляя их вращаться. 

Тип вододействующих колес на протяжении XVIII века сохранился неизменным. Колеса вращались от падения струи воды сверху. Коэффициент полезного действия колес, упускавших немало воды помимо и затрачивающих большую энергию на преодоление трения в примитивных подшипниках, едва достигал 50%, а зимой, когда колеса обмерзали льдом, еще меньше. Средний диаметр колеса был 3-4,5 м, ширина лопастей 1,5-3 м. Единичная мощность одного колеса была примерно 5-6 л. с. и редко достигала 10 л. с. Общая мощность всех водяных колес одного завода и снабжавшего их водой пруда зависела от количества колёс.

Применение гидроэнергии в промышленности приносило много хлопот в силу присущих ей органических недостатков. Помимо уже отмеченной дороговизны строительства сооружений эта энергия была еще и непостоянна. Зачастую действие заводов зависело от количества атмосферных осадков. Если осень была дождливой, воды в прудах скапливалось много, и ее хватало на всю зиму, При сухой осени уровень пруда резко снижался. То же происходило и в летнее засушливое время. Многочисленные отчеты и рапорты заводовладельцев в Берг-коллегию буквально пестрят жалобами на скудость вод и на их постоянную помеху заводскому действию. Если недостаток воды приводил к резкому сокращению производства, то большой избыток мог привести к размывам плотин и уничтожению заводов, что также не было редкостью в те далекие времена. Уже общий взгляд на сохранившуюся до наших дней систему прудов невольно убеждает, что мы видим перед собой нечто заслуживающее самого пристального внимания как уникальный памятник русской гидротехники, незаурядное творение пытливой отечественной инженерной мысли. Она как бы венчает все усилия русских гидротехников XVIII века, направленные на самое рациональное и выгодное использование энергии малых рек.

Такова в общих чертах буйская гидроэнергетическая система, созданная в конце XVIII - начале XIX века.

Буйский пруд, второй по величине в Кировской области (его общая площадь около 100 га, на долю области приходится примерно половина. Остальное в Марий-Эл), делит село Буйское на две неравные части: на северной его стороне проживает около 1,5 тысяч человек, на южной три сотни.

В соответствии с программой электрификации России в Буйском заводе было запланировано строительство Буйской ГЭС, но для этого необходимо было изменить вешняковый и ларевый прорезы с учётом нового назначения плотины. Строительство новой плотины в Буйском заводе началось в 1928 году. О строительстве Буйской ГЭС и её судьбе отдельная статья.

Строительство электростанции в Буйском заводе (1928 год)

В сильнейший паводок 70-го года был разрушен водоспуск, построенный в 30-е годы, и плотина была восстановлена полностью лишь через 8 лет. Длина плотины составила 389 метров, высота 10,3 метра, ширина дорожного полотна 10 метров, 6 из них - автомобильная. Через Уржум, Буйское и плотину, если судить по карте, идет федеральная трасса до Марий-Эл. Марийцы свою часть - 3 километра - заасфальтировали, наши 5 километров - глина с камнями - в слякоть пригодны лишь для вездеходов.

К началу XXI века створки шлюза начали выходить из строя, и поднять их в момент паводка было почти невозможно, поэтому вода из года в год сильно размывала дамбу, что грозило уничтожением не только самого пруда, но и землям ниже плотины, и десятку жилых домов. По подсчетам специалистов, это вылилось бы в ущерб не менее чем на 50 млн. руб.

Как рассказала глава Буйского сельского поселения Елена Анатольевна Самарцева, пруд - не только источник питьевой воды (с его спуском ушла вода из колодцев), но и пожарный водоём, место отдыха и получения дополнительного питания для многих селян.

Поэтому в 2007 году на реконструкцию Буйской плотины были выделены из бюджета 12 млн. рублей. Однако из 12 миллионов было реально потрачено не более четырёх.

Именно Елена Анатольевна подняла тогда шум, когда в феврале 2008 года ремонтные работы на плотине были остановлены. А когда, после обращения к главе района Евгению Грудцыну работы не продолжились, начала жаловаться в правительство области. И тогда впервые была обнаружена "пропажа" восьми миллионов, которые взыскивать было уже не с кого: ОАО “Уржумское ПМК-16”  обанкротилось, а всё имущество было передано в уставный капитал ООО “Уржумское ПМК-16”.

Однако работы не были остановлены, а эстафету (в хорошем смысле) от ООО «Уржумская ПМК-16» приняли рабочие ОАО «Кирово-Чепецкая ПМК-2», которые и закончили реконструкцию Буйской плотины.

Готова бетонно-деревянная решётка ледозащитных сооружений. Завершена работа на главной шлюзовой шахте о четырёх затворах. Полностью перестроен слив шахты. Там, где практически ничего не было, теперь — бетонное ложе, четыре ряда бетонных волноломов для предохранения от выбивания бездонного котла под сливом, технический мостик. Подсыпан грунтом внешний откос плотины — он уже осыпался, размыву подвергался даже асфальт на плотине.

Щитовые затворы и регулирующие устройства уровня воды в пруду (2010 год)

Волноломы

Сделан и второй, резервный, слив, у которого всего один затвор. Зато в слив пришлось уложить, как считает мастер С. Н. Рыбаков, не менее 300 кубометров бетона. Бетон и железобетонные конструкции строители делали тут же, на берегу Буя. Общий сметный объём работ, считая средства на возмещение вреда природе — 13,6 млн. руб.

Но строители по проекту и в соответствии со сметой сдали только гидротехнические сооружения. А пруд — это ещё и его зеркало, и его чаша (проще говоря, дно). Площадь зеркала была и будет 46,5 гектара. Что окажется под зеркалом? Как признался мастер С. Н. Рыбаков, даже в проектной документации указано: в верховьях Буя разрушило ряд прудов, грунт принесло в Буйский пруд. Как пояснила глава сельской администрации Е. А. Самарцева, много десятилетий чаша не очищалась от осадков. Сапропель лежит многометровой толщей над остатками старых деревянных гидротехнических сооружений, обнаруженных Кирово-Чепецкими строителями. Как его убрать? Кому? Колёсный трактор или даже обычный гусеничный, как опасается глава администрации, может провалиться в ил. Нужен болотный, с широкими траками гусениц. И кто сделает не предусмотренные сметой и притом весьма «денежные» работы? Вот Виталий Фёдорович Крюков надсаживает свой экскаватор, выдавая на-гора из котлована у шахты тонны сапропеля. Но такая очистка предусмотрена лишь у самой плотины. Да, здесь глубина будет 4 метра. А в среднем глубина пруда останется 1 метр.

Мало того, на дне — густые заросли. Положим, кипрей иван-чай сразу же погибнет (и добавит ила на дне чаши). А ивняк вытянулся ввысь уже метра на полтора-два. Конечно, ивы тоже должны в основном погибнуть, но стволики-то останутся стоять! Когда пруд был полон, в русле Буя («бучиле») почти ежегодно гибли купальщики. Не будут ли дополнительно гибнуть в таком подводном ивняке? Да и удочку не забросишь, на лодке не прокатишься...

Елена Анатольевна уже собирала рыбаков, жителей села. Предложила вырубить ивняк и вывезти его. Нужна, как сейчас водится, спонсорская помощь техникой, горючим. В целом на взрослого жителя села придётся сотка-две-три редких зарослей. Неужели не соберутся всем миром и не приготовят чашу для заполнения водой? Самим жителям села, похоже, придётся решать, что будет в чаше: пусть мелководный, но красивый пруд с чистым зеркалом и рыбой или болото, поросшее ивняком, рогозом и тростником, с ряской и тиной между неизбежно образовавшимися в этих условиях островками и кочками... Так и не вычистили пруд.

Пруд в 2011 году

В 2010 году реку Буй "затворили” в четвёртый раз.

Днём 12 декабря 2010 года, несмотря на пронзительный ветерок с позёмкой, плотина Буйского гидроузла была заставлена легковушками и штативами с камерами трёх телевизионных каналов. На пленере прошло выездное рабочее совещание по вопросу о завершении работ на этом объекте. Совещание проводили заместитель председателя областного правительства Сергей Владимирович Щерчков и глава областного департамента экологии и природопользования Алла Викторовна Албегова. В нём принимали участие глава района Евгений Васильевич Грудцын, глава райадминистрации Владимир Александрович Ямщиков, и. о. главы местной администрации (заказчика работ) Виктор Семёнович Самоделкин и подрядчик — генеральный директор ОАО «Кирово-Чепецкая ПМК-2» Геннадий Эфендиевич Нурмагамедов.

На плотине пруда

С. В. Щерчков перед установленными в него телекамерами и диктофонами вспомнил историю строительства пруда. Оно в связи с банкротством первого подрядчика, ОАО «Уржумская ПМК-16», затянулось на два лишних года, сопровождалось уголовным и гражданским судебными делами. Сам гидроузел требовал капитального ремонта уже потому, что его износ составлял тогда более 90%. Материальный ущерб от прорыва плотины превысил бы 170 миллионов рублей. Для правительства области делом чести было успешное завершение строительства, потому что средства выделял федеральный бюджет, помощь которого в природоохранном строительстве необходима и далее.

Всего в строительство вложили 13,8 млн. руб., в том числе федерация внесла 11,4 млн., область — 1,9 млн. руб. и бюджет района — 500 тыс. руб.

Участники совещания напомнили Сергею Владимировичу о том, что проезд по плотине исполнен именно в асфальте потому, что в своё время правительства Кировской области и Республики Марий Эл подписали соглашение о строительстве асфальтированной трассы Буйское-Косолапово. Соседи свою часть работ выполнили — до границы с нашей областью. У нас только вешки вдоль будущей трассы расставили, да и те уже упали.

В ночь на 19 апреля 2011 года в Марий Эл спустили сразу два пруда на р. Буй, не предупредив об этом администрацию Буйского поселения. Уровень воды в пруду поднялся, началось подтопление приусадебных участков. Однако плотина и шлюзы выдержали неожиданный гидроудар. Шлюз приоткрыли, избыток талой воды ушёл в русло Буя.

Пруд полностью заполнен, лёд по реке прошёл, и угроз гидротехническим сооружениям не имеется.

И вновь голубое ожерелье Буйского пруда будет впечатлять своей красотой и изяществом технического замысла. Это своеобразный памятник труду чрезвычайно одарённых русских гидротехников. 


Буйская плотина в 2011 году

В настоящее плотина буйского пруда - излюбленное место прогулок сельчан, а её существование здесь уже более века способствовало тому, что для многих гостей она стала узнаваемой, отличительной чертой села Буйское.

Плотина была реконструирована, сделана бетонная отмостка, асфальтировано дорожное покрытие.

Искусственный водоем, обрамленный сочной зеленью, — не только украшение села, но и своеобразный памятник культуры, доставшийся нам от предков. Сейчас именно от нас зависит, сохранится ли это великолепие для будущего. Важно обладать узнаваемой уникальностью.

Наука предсказывает, что мы близки к тем временам, когда не будет ценностей выше, чем “воздухи чистейшие”. Чистейшие воздухи, как в Буйском, чистейшие воды, как в реке Буй, хвойная зелень, тишина, спокойствие. Если бы к ним еще и история… 

Источники:

1. ИНДУСТРИАЛЬНОЕ НАСЛЕДИЕ УРАЛА (В ФОТОГРАФИЯХ). ЗАВОДСКИЕ ПЛОТИНЫ

2. "Кировская искра", №  50 от 26 апреля 2011.

3. “Кировская искра”, № 6 от 18 января 2011.

4. "Кировская искра", 18 ноября 2010 года.

5. "Вятский наблюдатель", № 40 от 11.03.2008 г.

6. "Вятский наблюдатель", № 11 за март 2010 года.

7. ГТРК "ВЯТКА".

8. Иван Герман. Описание заводов, под ведомством Екатеринбургскаго горнаго начальства состоявших: В двух отделениях, из коих первое заключает Екатеринбургские казенные, а второе партикулярные Уральскаго хребта заводы: С ситуационным планом золотых рудников. Печатано в типографии Екатеринбургских горных заводов, 1808.

Артепалихин Ю. Г.
2011 г.

 

 

Категория: Реки, озёра, пруды и родники | Добавил: Георгич (03-09-11) | Автор: Артепалихин Юрий Георгиевич
Просмотров: 1528 | Теги: пруд, плотина, Буй, река | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск

Форма входа


Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz


  • При копировании и цитировании материалов с этого сайта ссылка на него обязательна! © 2010 - 2018Яндекс.Метрика