Среда, 18-09-19, 04.25

Приветствую Вас Гость | RSS
Село Буйское
Уржумского района
Кировской области

ГлавнаяРегистрацияВход
Меню сайта

Категории раздела
Вятские заводы Мосоловых [4]
География [6]
Документы администрации и Думы села [35]
Здравоохранение [21]
История Буйского района [3]
История сельских Советов Буйского района [58]
История сельских Советов Уржумского района [27]
Исторические справки [10]
Жизнь села и округи [52]
Краеведам [20]
Марийцы [1]
Наши земляки [54]
Образование [30]
Почтовая связь [2]
Православный альманах [57]
Предприниматель [0]
Промкомбинат [5]
Промыслы и ремёсла [17]
Промышленность [8]
Реки, озёра, пруды и родники [14]
Родословная [20]
Род Мосоловых [9]
Сёла, деревни и починки [36]
Совхоз "Буйский" [11]
Транспорт и дороги [0]
Флора и фауна [9]
Фонды Уржумского архива [29]
Ярмарки, базары, торговля [6]
Разное [2]

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Главная » Статьи » История сельских Советов Буйского района

Адовский сельский Совет
Напечатано с разрешения автора
 
Адовский сельсовет в 1940-60 гг. 
 
Новый состав сельсовета в количестве 20 депутатов был избран в декабре 1939 г. Из них от Адова – 2, от Мари-Мерзина с Помашьялом – 2, от Рябиновцев – 2, от Меркушей – 2, от Платунов – 2, от Масловцев – 1, от Ново-Смышляевского – 1, от Победы и Термина – 1, от Рублёва – 2, от Канчеры – 3, от Ново-Крюкова – 2 и от Воронского – 2 (д. 100, л. 22-23). В 1947 г. избрали также 20 депутатов. В 1950 г. в связи с передачей Победы в Тарасовский сельсовет были избраны 18 депутатов. В 1953 г. избрали 16 депутатов, в 1955 г. – 15 депутатов. В 1957 г. избрали 16 депутатов. В 1959 г. были избраны 20 депутатов: по три от Адова с Помашьялом и от Канчеры, по два от Ново-Крюкова, Рублёва, Мари-Мерзина, Рябиновцев и Платунов, по одному от Воронского, Масловцев, Меркушей и Ново-Смышляевского (д. 201, л. 18-19).
На организационной сессии 28 декабря 1939 г. председателем исполкома был избран Д. Т. Чулков. 23 апреля 1940 г. председателем сельисполкома был избран Николай Сергеевич Алексеев, бывший председатель «Земледельца» и заведующий Адовским отделением Байсинского сельпо, потом – завмаг в Адове. С сентября (?) работал снова Д.Т. Чулков.
20 апреля президиум Совета обсуждал ситуацию в «Ленин-Сэскем». Колхоз гноил на токе зерно. Его постановили бесплатно передать «Шахтёру» (д. 100, л. 43об).
План лесозаготовок на сезон 1940-41 года приняли в размере 8500 куб. м заготовки, 5400 куб. м трелёвки, 6500 куб. м вывозки, 4000 куб. м подвозки (д. 100, л. 50).
В 1940 г. урожайность в колхозах сельсовета составила 13 ц/га. На ноябрь план поголовья крупного рогатого скота был выполнен на 81%, по овцам – на 91%, по свиньям – на 117%. В 1940 г. были организованы 7 свиноферм и 13 птицеферм (но было пока всего 435 голов птицы). К 7 ноября на 100% выполнили план продажи государству зерна и сена, на 88% -- шерсти, на 85% - масла, на 71% - мяса (д. 86, л. 49об). В среднем было 4 фермы на колхоз. Была создана кормовая база (д. 86, л. 54). Сессия 16 декабря 1940 г. отметила, что «Маяк», «Красный трактор», «Сотрудник» и «Смычка» собрали по 100-102 пуда зерна с гектара. За год количество ферм увеличилось с 26 до 51. На трудодень в «Маяке» выплатили 4 кг зерна и 70 коп. и т. д. Отстающими колхозами были «Большевистские темпы» и «Ленин-Сэскем» (д. 102, л. 1-2).
5 ноября 1940 г. сессия Совета решила в каждом колхозе организовать ячейку ОСОВИАХИМ, каждому колхозу приобрести не менее 5 пар лыж, 3 противогазов, учебные гранаты, организовать ликбез неграмотных и малограмотных допризывников (д. 86, л. 50).
19 января 1941 г. сессия сельсовета заслушала отчёт райисполкома. К нему высказали ряд претензий. М. П. Алексеев потребовал от РИКа больше внимания обращать животноводству, обеспечить колхозы зоотехниками (на Адовском участке специалиста не было). Депутаты потребовали от районной власти усилить контроль за работой МТС, организовать в Адовском сельсовете маслосырзавод и выделить на фермы сепараторные установки, построить в Уржумском районе льнозавод, открыть в 1941 г. неполную среднюю школу в Адове и вторую начальную школу в сельсовете, наладить телефонную связь, строить дороги и мосты, организовать лесонасаждение (д. 102, л. 6-7). 12 февраля сессия обсуждала развитие местной промышленности. Решили организовать производство кирпича, бондарных изделий, лаптей и пр. и дать план производства товаров широкого потребления колхозам (д. 102, л. 10).
В 1941 г. райисполком включил передовиков сельсовета в список участников ВСХВ. Это были колхоз «Смычка», за 4 года получивший среднюю урожайность овса 17,05 ц/га; колхоз «Маяк», снимавший 14,03 ц/га всех зерновых; колхоз «Сотрудник» - 14,05 ц/га (ф. 1, оп. 1, д. 111, л. 40-41).
Весна 1941 г. была затяжной и дождливой. Сев затягивался. В конце мая посеяли только на 40%. План сева был 1400 га зерновых и зернобобовых, 92 га льна и конопли, 473 га клевера, другие культуры. На сессии 28 мая депутат Григорьевых говорил: «Нынешняя весна очень коварная, а поэтому нужно председателям быть, как говорится, знахарями». Решили работать по 20 часов в сутки (ф. 23, оп. 1, д. 102, л. 15-16). К 23 июня завершили сев только зерновых.
Сессия 24 июня в связи с началом войны постановила: «Всем депутатам сельсовета повысить революционную бдительность, поставить надлежащую охрану на всех объектах колхозов, у складов, у конных и скотных дворов, проезжих мостов и телефонных линий» (д. 102, л. 17).
Данных об эвакуированных в Адовский сельсовет гражданах не сохранилось.
К началу 1942 г. в сельсовете осталось 8 депутатов. 12 февраля 1942 г. сессия решила включить в состав постоянных комиссий вместо выбывших депутатов сельских активистов (д. 102, л. 28). Д. Т. Чулков был отозван в распоряжение райкома ВКП(б). 17 января 1942 г. председателем исполкома был избран Максим Егорович Вершинин (д. 102, л. 25). Его тут же мобилизовали в РККА. 12 февраля 1942 г. исполком возглавил Григорий Андреевич Сунцов (1891-?), кандидат в чл. ВКП(б) (д. 102, л. 28). Он был из середняков, один из основателей починка Термино. Член Совета с 1930 г. В 1935-37 гг. был председателем «Шахтёра». С 11 декабря 1938 г. он работал председателем сельского общественного суда. С сентября 1941 г. он исполнял обязанности секретаря сельисполкома, с 12 января 1942 г. был заместителем председателя исполкома (жил уже в Меркушах). 28 февраля 1947 г. в связи с его болезнью председателем исполкома был избран Григорий Емельянович Пермяков (1901-?, чл. ВКП(б) с 1947 г., награждённый медалью «За победу над Германией») (д. 125, л. 10). Его избрали и на организационной сессии 28 декабря 1947 г. (д. 125, л. 20). На организационной сессии 22 декабря 1950 г. председателем исполкома был избран Фома Григорьевич Васильев (1913-?), чл. ВКП(б). Он был родом из Адова. В период коллективизации возглавлял комсомольскую ячейку в сельсовете, был в числе инициаторов организации «Мари-Дружбы». С 1938 г. заведовал колхозным клубом. Он был фронтовиком, награждён орденом Красной Звезды, медалями «За боевые заслуги», «За оборону Ленинграда», «За взятие Берлина», «За освобождение Праги», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-45 гг.». Осенью 1945 г. он был избран председателем «Мари-Дружбы», летом 1950 г. короткое время работал председателем колхоза им. Н. С. Хрущёва, затем вернулся на работу зав. клубом.
20 сентября 1952 г. председателем исполкома был избран вторично Максим Егорович Вершинин (1909-?), беспартийный. (После войны работал бригадиром в колхозах «Сотрудник», им. Свердлова, после ухода из исполкома – кладовщик колхоза им. Свердлова.) 13 февраля 1953 г. Буйский райисполком обсудил работу Адовского сельсовета. Зарплату бюджетникам он не выплачивал с декабря 1952 г. Долг достиг 6800 руб., в том числе за январь текущего года 3300 руб. Указали председателю на провал в работе (ф. 98, оп. 1, д. 50, л. 28).
17 июня 1953 г. председателем исполкома стал Тимофей Николаевич Пермяков (1915-?), чл. КПСС с 1943 г. Он родился в д. Рябиновцы в семье середняка. Окончил 4 класса Адовской школы. С 1932 г. – в колхозе «25-й Октябрь». С сентября 1934 г. работал трактористом Буйской МТС. С августа 1938 г. до октября 1940 г. служил в РККА (в Хабаровске). С ноября 1940 г. до мобилизации в июле 1941 г. работал в Байсе, в сельпо (простым рабочим). С августа 1941 г. до мая 1946 г. служил в РККА на Дальнем Востоке, принимал участие в освобождении Китая. С июня 1946 г. – завхоз Буйского райпотребсоюза, с апреля 1947 г. – председатель ревизионной комиссии в колхозе «25-й Октябрь», с ноября 1948 г. работал заведующим Адовской глубинкой Буйского Заготзерна (ф. 1, оп. 2, д. 62-Л). Он был избран на организационной сессии сельсовета 8 марта 1955 г.
На организационной сессии 6 марта 1957 г. председателем исполкома был избран Василий Алексеевич Щинов (1907-81), чл. КПСС с октября 1942 г. Он родился в д. Платуны, из середняков. В 1919 г. окончил четвёртый класс Байсинской школы. В 1927-29 гг. был горнорабочим в конторе Уралхимстроя в г. Чусовой. С октября 1929 г. до октября 1931 г. служил в РККА писарем полка в 3-й Крымской дивизии. С октября 1931 г. до сентября 1934 г. – счетовод в «Боевике», затем – бригадир полеводов, с марта 1937 г. – секретарь сельсовета и исполкома сельсовета. С сентября 1941 г. до ноября 1945 г. служил в РККА, старшина, воевал на 3-м Белорусском, 2-м Прибалтийском фронтах, был награждён орденом Отечественной войны 2-й степени, медалями «За боевые заслуги», «За отвагу», «За победу над Германией». С декабря 1945 г. до июня 1950 г. – председатель «Боевика», с июня 1950 г. – председатель колхоза им. Я. М. Свердлова. В личном деле он писал, что руководил колхозом до декабря 1953 г. На самом деле с 1952 г. он был бригадиром полеводов, с 1955 г. – комплексным бригадиром этого колхоза (ф. 1, оп. 2, д. 88Л). С 1959 г. – комплексный бригадир колхоза. С августа 1966 г. – заведующий Адовским сельским клубом. С 16 марта 1967 г. до 19 марта 1969 г. – секретарь исполкома сельсовета. Затем – бригадир в Платунах.
В 1959 году последним председателем исполкома Адовского сельсовета был избран Виктор Михайлович Копанев, ранее работавший заведующим Адовским сельским клубом.
28 октября 1941 г. сессия Совета обсуждала развитие общественного животноводства. План поголовья коней был выполнен на 93%, к. р. с. – на 149%, коров – на 70%, свиней – на 130%, овец – на 84%. Имел место большой отход молодняка: 10% жеребят (в «Ленин-Сэскем» даже 50%, в «Земледельце» - 30%), 12% ягнят, 13% поросят (в «Красном тракторе» - 23%). Обязали «Ленин-Сэскем», «Мари-Рассвет», «Маяк» и «Сотрудник» в ноябре укомплектовать фермы до плана, всем колхозам навести порядок в расходовании грубых кормов, перевести животноводов на сдельщину, каждый случай падежа обсуждать на собрании и привлекать виновных к материальной ответственности (ф. 23, оп. 1, д. 102, л. 22).
6 ноября сессия отметила 24-летие Октября. В связи с войной решили: «Повысим революционную бдительность и организуем социалистическую охрану на всех объектах в колхозах. Поведём борьбу с лодырями, пьяницами и со всеми дезорганизаторами, конкретно применяя к ним (меры) по законам военного времени» (д. 102, л. 23). 2 декабря сессия Совета обсуждала завершение сельскохозяйственного года. План хлебопоставок колхозы выполнили в целом на 70% (только «Сотрудник» и «Земледелец» на 100%), картофелепоставки и обмолот – на 50%. Решили завершить хлебопоставки к 10 декабря, картофелепоставки – к 15 декабря и обмолот к 20 декабря. Хуже всего шли дела в «Ленин-Сэскем», «Мари-Дружбе» и «Мари-Рассвете». Решили срочно выслать лошадей на строительство в Вятские Поляны, людей – на лесозаготовки и пройти курс ПВХО (д. 102, л. 24).
17 января 1942 г. на сессии обсуждали ход лесозаготовок. Решили вывести всю рабочую и тягловую силу в лес, обеспечить ежедневный подвоз фуража и пищи, объявить борьбу с летунами, дезертирами и прогульщиками. В случае нарушения этого постановления правлениями колхозов и колхозниками решили немедленно направлять материалы в прокуратуру (д. 102, л. 25).
29 апреля 1942 г. на сессии обсуждали организацию весеннего сева. Прияли пространное решение из 18 пунктов. Решили завершить сев в 10-12 дней, для чего каждому колхозу разработать план-график, не допускать разрыва пахоты и боронования для сохранения влаги в почве. Каждому колхознику – индивидуальное задание. Семенами поделился «Маяк», отпустив яровых и 244 ц ржи для «Шахтёра» (30 ц), «Боевика» (50 ц), «Новокрюковской» (95 ц) и «Ленин-Сэскем» (69 ц). Начисление трудодней в первые 6 дней сева производилось в двойном размере, в последующие 5 дней – в полуторном. Производили выборочное боронование по мере подсыхания полей. Обязали колхозников, если МТС не будет справляться с работой, вывести конные сеялки, а при большой влажности почвы рекомендовали и ручной сев с повышенной нормой высева. Рекомендовали уменьшать посевы однолетних трав и сеять многолетники. Рабочий день установили с 4 до 21 часа, с обедом 2 часа. Два раза в день подкармливали коней в поле. В каждом колхозе рекомендовали организовать столовые и возить пищу в поле. Развернули соревнование колхозов, бригад, звеньев и колхозников. Привлекли к работам стариков, подростков, эвакуированных граждан. Итоги работы подводились ежедневно. Выделили премиальные фонды. Норма вспашки на однолемешный плуг – 0,7 га в день, нормы на сеялке – 4-5 га, боронование в два следа – 2,5-3 га, в один след – 4-5 га. В каждом колхозе решили организовать выпуск стенгазет и доску показателей. Контролировали заполнение лицевых счетов колхозников и трудовых книжек подростков. Решили «выше поднять революционную бдительность каждого колхозника, который не взирая на лица» призывал бы к порядку (д. 102, л. 30-32).
В октябре 1942 г. план поголовья по коню был выполнен на 90%, по к. р. с. – на 75%, по коровам – на 90%, по свиньям – на 78%, по овцам – на 74%, план покупки телят выполнили на 14% (д. 102, л. 34).
Итоги года подвели на сессии 13 января 1943 г. Колхозы успешно справились с весенним севом, сверх плана посеяли «25-й Октябрь», «Земледелец», «Сотрудник». Уборку урожая, особенно картофеля, провели в сжатые сроки. В срок выполнили все обязательства перед государством «25-й Октябрь», «Земледелец», «Сотрудник», «Маяк», «Боевик», «Красный трактор». Остальные были должниками. Собранный с дополнительных гектаров хлеб передали в фонд обороны, колхозники в этот фонд сдавали и свои зерно и картофель. В течение 1942 года собирали тёплые вещи для РККА (д. 102, л. 35).
5 июля 1943 г. исполком постановил организовать в школе горячие завтраки. Тогда был 181 ученик. Распределили по колхозам задания собрать картофель для школы – «Мари-Дружба» с 20 соток, «25-й Октябрь» с 30 соток, «Маяк» с 20 соток, «Сотрудник» с 10 соток, «Земледелец» с 20 соток, «Шахтёр» - 50 кг. Решили создать фонд помощи колхозов нуждающимся ученикам (д. 116, л. 11).
Осень была дождливой. 16 сентября исполком издал распоряжение, обязав колхозы немедленно развернуть круглосуточное скирдование вручную, за 2 дня скосить весь хлеб литовками (серпы запретил), круглосуточно вести обмолот (д. 116, л. 12). 23 сентября исполком подтвердил эти решения. Кроме того, было постановлено молотить 20 часов в сутки, иметь 2 бригады, менять лошадей через 2 часа. На вывозку хлеба определили 60% рабочих лошадей. Сортировки и веялки работали круглосуточно. За срыв планов хлебопоставки и выдачу зерна авансом колхозникам свыше 15% от сданного государству всем грозили судом, а председателям колхозов «Мари-Рассвет» Кожевникову и «Маяк» Вострикову персонально (д. 116, л. 13).
27 января 1944 г. сессия Совета решила создать в колхозах денежный и продовольственный фонды помощи семьям военнослужащих и отчитываться ежемесячно (д. 102, л. 40). 6 февраля на исполкоме был первый отчёт. «Красный трактор» выделил 1000 руб., 1 тонну продовольствия, 20 пар обуви, начался сбор среди колхозников. «Шахтёр» - 300 руб., 1 ц картофеля, 1 кг шерсти, колхозники собрали 150 руб., 7 пар лаптей, свёклу и морковь. «25-й Октябрь» - 1000 руб., 1 тонну картофеля, 50 кг зерна, колхозники собрали 194 руб., 6 вещей, 1 кг муки. «Мари-Дружба» - 1000 руб., 2 ц картофеля, 15 пар лаптей. «Мари-Рассвет» - 600 руб., 2 фунта шерсти, а колхозники – 100 руб. и 4 пары лаптей (д. 116, л. 15). 16 февраля за срыв планов лесозаготовок и поставки продуктов государству исполком просил РИК снять с работы председателя «Большевистских темпов» Мосунова и вынес предупреждение Бызовой («Новокрюковская») и Чучкаловой («Боевик») о том, что если они через сутки не исправят положение с поставками, то они будут привлечены прокуратурой как за срыв оборонных нарядов (д. 116, л. 16). Сессия 20 марта решила приступить в колхозах к сбору средств на боевые машины и помочь детдому им. Калинина – выделить зерно с 4,3 га и картофель (д. 102, л. 41). 15 августа исполком просил РИК и прокуратуру привлечь к ответственности Лянгузова («Мари-Рассвет») за срыв уборки, хлебозаготовок и фальсификацию сводок; он выдал на трудодни 1,1 ц зерна до начала поставок государству (д. 116, л. 21). 29 августа исполком снова грозил судом Лянгузову и Максимову («Мари-Дружба») за срыв хлебозаготовок (д. 116, л. 22). 11 сентября исполком снова просил привлечь к ответственности Лянгузова, который не сдавал хлеб государству, не убирал колхозный хлеб в полях, но раздал сельхозмашины по дворам для уборки усадеб (д. 116, л. 22об).
Итоги работы в 1944 г. подводились на сессии 27 апреля 1945 г. «25-й Октябрь», «Маяк», «Земледелец» и некоторые другие колхозы получили урожайность зерновых 13,8-14,5 ц/га, перевыполнили план хлебопоставок. Но в целом сельсовет его не выполнил. «Большевистские темпы», «Мари-Дружба», «Мари-Рассвет» и «Ленин-Сэскем» сократили посевные площади, получили низкую урожайность, нарушили правильные севообороты, правила агротехники, затянули сев и уборку. Председатели этих колхозов выводов не делали, плохо руководили работами, кони у них были истощены и побиты, к. р. с. не обучался. Сессия решила в 1945 г. поднять отстающие колхозы до уровня передовых, привлечь к полевым работам к. р. с. (в том числе личный), организовать шефство передовых колхозов над отстающими, развернуть соцсоревнование и индивидуальную сдельщину. Финансовый план 1944 г. ввиду ухудшения финансовой дисциплины был выполнен на 78%. Удивительно, что все колхозы сельсовета выполнили план поставок продукции животноводства, даже наращивали поголовье. Далее по колхозам – план (факт) на апрель 1945 г. «25-й Октябрь»: лошади – 40 (38), к. р. с. – 40 (41), свиньи – 28 (43), овцы – 45 (47). «Земледелец»: лошади – 30 (29), к. р. с. – 30 (30), свиньи – 25 (28), овцы и козы – 30 (26). «Мари-Рассвет»: лошади – 2 (2), к. р. с. – 3 (1), свиней – 0, овец и коз – 6 (2). «Ленин-Сэскем»: лошади – 9 (8), к. р. с. – 6 (6), овцы и козы – 14 (16). «Большевистские темпы»: лошади – 19 (19), к. р. с. – 10 (6), овцы – 28 (6). Постановили улучшить уход и кормление, укомплектовать фермы, закупить молодняк у колхозников и т. д. (д. 102, л. 45-47).
4 февраля 1946 г. исполком представил к медали «За доблестный труд в годы Великой Отечественной войны 1941-45 гг.» 195 колхозников. Из «Мари-Дружбы» - 15 (женщин 10), из «Ленин-Сэскем» - 26 (17 женщин), из «Шахтёра» - 15 (10 женщин), из «Боевика» - 6 женщин, из «25-го Октября» - 23 (18 женщин), из «Большевистских темпов» - 5 женщин, из «Земледельца» - 15 (13 женщин), из «Сотрудника» - 8 (4 женщины), из «Смычки» - 9 (6 женщин), из «Красного трактора» - 22 (14 женщин), из «Маяка» - 25 (10 женщин), из «Новокрюковской» - 31 (20 женщин) (д. 124, л. 13-16).
Весной 1946 г. на весь сельсовет имелось 23 жатки, 12 косилок, 19 молотилок. Не во всех колхозах имелись крытые тока и сушилки (под них использовали бани). Не хватало даже мешкотары. Основной спрос был за развитие животноводства. На сессии 22 января 1946 г. М. П. Алексеев говорил: «План развития животноводства на колхозы, как наш, доведён больше, несмотря на то, что фермы укомплектованы, не считаясь с земельной площадью, где получается недостаток кормов». В колхозах с неукомплектованными фермами, наоборот, был излишек кормов. В 1946 г. план по молоку, например, был 119 тыс. литров (д. 125, л. 1-2). В 1946 г. «Маяк» увеличил поголовье к. р. с. на 60%, свиней на 46%, овец на 24%; «Земледелец» увеличил поголовье к. р. с. на 20%, свиней на 37%, лошадей на 12%; «25-й Октябрь» увеличил поголовье лошадей на 5%, свиней на 150%. Но в целом поголовье скота в 1947 г. уменьшилось на 6,5% по сравнению с 1946 г. Например, в «Мари-Рассвете» вместо 5 лошадей пол плану было 2, вместо 6 голов к. р. с. было 4, свиней не было совсем. В 1947 г. поставили задачу увеличить поголовье лошадей на 9%, к. р. с. на 25%, свиней и овец на 40% и ликвидировать бескоровность колхозников (д. 125, л. 5-7). В этом году весной недосеяли 104 га, но к 1 октября выполнили план хлебопоставок на 100% (д. 125, л. 17).
В 1948 г. посевную площадь увеличили на 185 га. План ярового сева выполнили на 104%. Поголовье лошадей выросло на 113%, к. р. с. – на 18%, свиней – на 30%, овец – на 12%. «Земледелец» получил урожайность ржи 13,5 ц/га на 95 га, картофеля – 310 ц/га на 12 га; «Маяк» получил урожайность ржи 12,5 ц/га на 121 га. В «25-м Октябре» свинарка Т. М. Пермякова получила по 23 поросёнка от свиноматки, в «Маяке» доярка А. И. Пестова получила 1650 литров молока от каждой из 6 коров своей группы. Построили 4 и капитально отремонтировали 4 конных двора, построили 3 и капитально отремонтировали 2 скотных двора, построили 3 и капитально отремонтировали 4 свинарника, построили 1 овчарню. Но не было типовых птичников, и план по птице не был выполнен.
В 1949 г. дела шли хуже. План весеннего сева выполнили на 95%, причём «Большевистские темпы» не посеяли 104 га, «Красный трактор» - 51 га, «Ленин-Сэскем» - 52 га, «Новокрюковская» - 60 га. 28 колхозников не выполнили минимума трудодней. С другой стороны, в «Сотруднике» в 3 дворах было по 4 головы к. р. с. вместо предусмотренных уставом 3 голов. Были нарушения устава сельхозартели и в других колхозах. В «Красном тракторе» до выполнения плана поголовья не хватало 6 лошадей и 2 овец, в «Мари-Дружбе» - 2 лошадей и 2 овец, в «Смычке» на хватало 1 лошади и головы к. р. с., в «Мари-Рассвете» не хватало 2 лошадей и 4 овец, здесь была всего 1 дойная корова, в «Ленин-Сэскем» не хватало 3 овец. В «Сотруднике» из 19 лошадей 8 были истощены. В 1949 г. на территории сельсовета было 3 случая сыпного тифа, 2 случая скарлатины и 1 – дизентерии (д. 148, л. 29-30 и 39-43).
2 марта 1950 г. на сессии говорили о ходе лесозаготовок и о дорожном строительстве. Из 7500 кубометров леса колхозы вывезли только 4151 кубометр. Решили завершить лесозаготовки к 10 апреля. В 1949 г. на дорожном строительстве выполнили 81% коне-дней и 54% человеко-дней. Остался долг 272 коне-дня и 1652 человеко-дня. Вымостили 239 погонных метров, заготовили 204 кубометра и вывезли 132 кубометра камня (д. 163, л. 6-7). План развития животноводства на 1 марта был выполнен по лошадям на 82%, по к. р. с. на 91%, по овцам на 142%, по свиньям на 127%, по птице – на 21%. Кормление и уход были плохо организованы. Часть животных стояла не на фермах, а в колхозных дворах. В 1949 г. был отход 21 лошади, 9 голов к. р. с., 113 свиней и 67 овец. На 100 конематок получили 31 жеребёнка, на 100 коров – 86 телят. Годовой удой от коровы в «Смычке» был 587 литров, в «Мари-Дружбе» - 672 литра (д. 163, л. 8). За производство льна «Новокрюковская» была премирована автомобилем (д. 163, л. 12об).
27 июня 1950 г. началось укрупнение колхозов. Колхозы «Сотрудник», «Смычка», «Боевик», «25-й Октябрь» и «Земледелец» были объединены в колхоз им. Я. М. Свердлова (ф. 98, оп. 1, д. 33, л. 146). 29 февраля 1952 г. по акту за колхозом было закреплено 2645,32 га земли (ф. 98, оп. 1, д. 43, л. 36). Председателем колхоза стал Василий Алексеевич Щинов из «Боевика». С весны 1952 г. председателем был М. И. Алексеев из колхоза им. Хрущёва.
27 июня 1950 г. колхозы «Маяк», «Мари-Дружба», «Мари-Рассвет» были объединены в колхоз им. Н. С. Хрущёва (ф. 98, оп. 1, д. 33, л. 146). По акту колхоз получил 1853,95 га земли (ф. 98, оп. 1, д. 43, л. 37). В эту площадь входили и земли колхоза «Ленин-Сэскем», который до октября 1950 г. существовал самостоятельно. Председателем колхоза им. Н. С. Хрущёва был избран сначала Фома Григорьевич Васильев. Вскоре его сменил Алексей Петрович Рублёв (1908-?), чл. ВКП(б), награждённый медалями «За победу над Японией» и «ХХХ лет РККА». В январе 1951 г. председателем колхоза был избран Михаил Иванович Алексеев (1911-?, чл. КПСС). В 1952 г. был снова избран А. П. Рублёв.
3 июля колхоз «Шахтёр» вошёл в состав колхоза «Родина» Тарасовского сельсовета, и починок Победа был выведен из состава Адовского сельсовета.
3 июля колхозы «Большевистские темпы», «Новокрюковская» и «Красный трактор» были объединены в колхоз им. В. М. Молотова (ф. 98, оп. 1, д. 33, л. 151об). В 1952 г. по акту за ним закрепили 1624,32 га земли (ф. 98, оп. 1, д. 43, л. 34). Председателем колхоза был избран Фёдор Михайлович Резвых (1921-?), чл. ВКП(б), бывший председатель «Большевистских темпов», награждённый медалями «Партизан Великой Отечественной войны», «За боевые заслуги» и «За победу над Германией». Весной 1952 г. председателем колхоза стал Иван Михайлович Алексеев (ум. в 1985 г.), агроном по образованию. С 1956 г. он был заместителем председателя колхоза им. Свердлова, с 1959 г. – бригадиром. С 1965 г. – секретарь парткома в «Восходе», с 1969 г. – главный агроном.
В колхозе им. Молотова было 79 хозяйств, в им. Свердлова – 187 хозяйств и в им. Хрущёва (уже с Мари-Мерзиным) – 137 хозяйств (ф. 23, оп. 1, д. 163, л. 22).
В январе 1955 г. колхоз им. Хрущёва был присоединён к колхозу им. Молотова. В связи с ликвидацией Буйского района получилось так, что названия колхозов в Уржумском районе стали совпадать. Во избежание путаницы ряд колхозов был переименован. 28 ноября 1955 г. общее собрание колхоза им. Молотова решило переименовать колхоз в им. Хрущёва. Райисполком утвердил переименование 25 декабря (ф. 1, оп. 1, д. 204, л. 177). Председателем колхоза в январе-феврале оставался М. И. Алексеев. С февраля 1955 г. председателем колхоза работал Василий Александрович Бельтюков, бывший зам. зав. райсельхозуправления Буйского района (см. вступление). Через год к руководству вернулся М. И. Алексеев.
В марте 1956 г. колхоз им. Хрущёва был присоединён к колхозу им. Свердлова. Председателем единственного оставшегося в сельсовете колхоза был избран М. И. Алексеев. Весной 1958 г. его сменил Иван Иванович Шерстнёв (1917-90). Он родился в д. Буйское Городище 2-го Дубровского сельсовета, из середняков. С 1930 г. его родители одними из первых вступили в колхоз «Красный путиловец». В 1932 г. он вступил в ВЛКСМ, был секретарём местной ячейки и руководителем художественной самодеятельности (хорошо играл на баяне и пел). Окончил Петровскую семилетку и Аркульскую школу ФЗО. Работал слесарем на заводе «Память Кирова» в Аркуле. С осени 1935 г. – счетовод Петровской сберкассы. В 1938 г. был призван в ряды РККА. Служил на Дальнем Востоке, окончил полевую школу, командир пулемётного взвода, участник советско-японской войны в составе 1-го Дальневосточного фронта. Член ВКП(б) с 1942 г. Был награждён боевыми медалями. В январе 1946 г. демобилизовался и вернулся в Уржум. Инструктор, зав. отделом, второй секретарь райкома ВКП(б) и КПСС. Окончил партийную школу. Был секретарём райкома КПСС партии по зоне Лопьяльской МТС, замполитом училища механизации. С 1959 г. – секретарь парткома колхоза им. С. М. Кирова. В 1965-77 гг. – председатель районного комитета народного контроля. Был награждён орденом Трудового Красного Знамени. С 1977 г. возглавлял нештатное бюро народного контроля (Р. Полякова. Ровесник Октября. – «КИ», 1 мая 1988 г.).
В 1950-51 гг. на сессиях сельсовета постоянно говорили о развале дисциплины в колхозах, особенно в «Большевистских темпах» и «Мари-Дружбе». Под предлогом болезни колхозники отказывались выезжать в лес, выходить на работу в колхозах. Председатели мер к ним не применяли. Между тем на сессии 22 января 1951 г. зав. медпунктом доложил, что в первой бригаде колхоза им. Хрущёва из 24 осмотренных «больных» имели заболевания только 4 человека (д. 163, л. 26).
В 1950 г. колхозы выполнили план хлебопоставок и картофелепоставок. Посевная площадь была 1256,83 га. Уборочная площадь – 2888 га. В колхозе им. Хрущёва не успели убрать 3,5 га льна и 1,5 га турнепса. Урожайность была ниже плановой. План поголовья скота был выполнен по лошадям и к. р. с. на 100%, по свиньям на 112%, по овцам на 117%, по птице на 34%. При плане годового удоя 1700 литров получили от коровы 1080 литров молока (д. 163, л. 30).
В начале 50-х сессии и исполкомы часто обсуждали текущие дела колхозов. В основном говорили о плохих условиях содержания скота, о нарушениях агротехники при севе. Но в целом колхозы справлялись с планами производства продукции для государства.
Труднее было колхозным подворьям. Исполкомы не раз вызывали граждан на «проработку» по поводу натуральной и денежной задолженности государству. Так, 6 июля 1951 г. исполком грозил привлечь к судебной ответственности жителей Рябиновцев К. П. Пермякову (долг составил 45 кг мяса, 273 литра молока и 59 шт. яйца), А. П. Чулкова (388 л молока и 91 шт. яйца) и А. И. Пермякову (260 л молока) (д. 165, л. 8об).
Через год, 31 июля 1952 г., перед исполкомом предстало руководство колхоза им. Свердлова. Надоив от колхозных коров 25475 литров молока, они сдали в госпоставки только 16573 литра. Причина – огромные расходы на внутриколхозные нужды: давали пильщикам, наёмной бригаде плотников, много выпаивали телятам и поросятам. Исполком запретил расход молока на нужды колхоза до выполнения плана госпоставок, обязал выполнить его к 15 августа под ответственность агента министерства заготовок (д. 165, л. 28об). 6 августа исполком обсудил ход уборки в двух колхозах. В колхозе им. Молотова надеялись на комбайны МТС и сами не убирали, тормозя обмолот и поставки зерна государству. В колхозе им. Хрущёва уборка и обмолот шли, но председатель не начал поставки государству. В результате истощённые лошади оставались без фуража, а колхозники – без авансирования 15% урожая на трудодни (д. 165, л. 29).
В целом колхозы работали успешно. 13 февраля 1953 г. Буйский райисполком представил на ВСХВ колхоз им. Свердлова и его племенную свиноферму (заведующий Герасим Акимович Пермяков, свинарки Таисия Михайловна Пермякова, Антонина Васильевна Чулкова и Анна Васильевна Чучкалова) (ф. 98, оп. 1, д. 50, л. 31).
Большее внимание стало уделяться кормовой базе – посадкам кукурузы. Она шла на силос. Поэтому сессия 8 июня 1954 г. обязала колхоз им. Молотова построить силосную башню на 80 тонн, траншеи на 100 тонн и ямы на 180 тонн; колхоз им. Хрущёва – башню на 80 тонн, траншеи на 50 тонн и ямы на 62 тонны; колхоз им. Молотова – траншеи на 100 тонн и ямы на 100 тонн. Довели план нового госзайма: на колхоз им. Свердлова – 17150 руб., на им. Хрущёва – 12744 руб., на им. Молотова – 6860 руб. (ф. 23, оп. 1. д. 165, л. 43).
Совет стал больше внимания уделять социальным вопросам. Прежде всего – образованию. Открылась негативная тенденция – срыв всеобуча по вине родителей. Исполком несколько раз ставил этот вопрос. Так, 12 февраля 1951 г. он был вынужден направить в суд материал на мать из Меркушей, не отпускавшую в школу своих детей (д. 165, л. 6об). 9 сентября 1951 г. сам исполком наложил на трёх родителей штраф по 50 руб. (д. 165, л. 10об). 8 сентября 1952 г. директор семилетки Н. Ф. Брыгин доложил исполкому, что 14 детей не пришли га занятия, так как работают подпасками в колхозе или в личном стаде. Исполком обратился в РИК, чтобы тот наказал родителей (д. 165, л. 30об). В сентябре 1954 г. Н. Ф. Брыгин докладывал депутатам о росте прогулов и связанной с ними неуспеваемостью, о росте хулиганства, курения табака в школе. Выпускники семилетки, оставшиеся в деревнях, становились неуправляемыми. Родители сами не пускали детей в школу, особенно много прогулов оказывалось во время массового пьянства родителей в религиозные праздники. Директор высказал ту мысль, что пора воспитывать самих родителей, прежде чем требовать от них воспитания детей. Председатель исполкома Т. Н. Пермяков философски заметил: «Если ребёнок воспитывается у матери, то он её не признаёт». Во многих семьях отцы и старшие братья не вернулись с войны (д. 165, л. 48). На сессии 25 августа 1956 г. было отмечено, что в сельсовете проживают 277 детей школьного возраста. 7 детей были дефективными и обучению в школе не подлежали. Родители 5 учеников отказывались отдавать детей в школу. Ряд подростков, не закончив 7 классов, работали в колхозе. С 1 сентября открылся интернат. Учебниками ребята были плохо обеспечены. Не было верстаков в мастерской. Сессия обязала колхоз оборудовать школьную столярную мастерскую, а остро нуждающихся учеников обеспечить одеждой, обувью и питанием (д. 200, л. 13). 19 августа 1957 г. исполком привлёк к ответственности в районных инстанциях трёх родителей из Мари-Мерзина, которые не отпускали детей в школу (д. 201, л. 6об).
Работа клуба с избой-читальней обсуждалась часто. Заведующие менялись постоянно, их работу каждый раз признавали неудовлетворительной. 15 ноября 1952 г. по работе клуба состоялось специальное заседание исполкома. Решили создать при клубе лекторскую группу, связать работу клуба с производственными потребностями колхозов (выпуск стенгазет, боевых листков, выход с беседами в колхозы). Обязали заведующего организовать русский и марийский драмкружки, ячейку ДОСААФ, организацию ДСО «Колхозник», проводить вечера вопросов и ответов, читательские конференции, приобрести шахматы, шашки, бильярд, открыть кружок изучения материальной части винтовки, лыжный кружок, кружок ПВХО, кружок радиолюбителей. Обязали Буйский отдел кинофикации регулярно показывать в клубе фильмы. Обязали КОГИЗ завезти в Адово литературу на марийском. Исполком выделил средства на ремонт и приобретение радиоприёмника, гармошки (д.165, л. 33). На сессии 29 апреля 1955 г. депутаты признали, что выделенные на ремонт средства не реализованы, в клубе гуляет ветер, есть только шахматы, планов работы нет (д. 165, л. 58). Не лучше шли дела в колхозных клубах.
1 сентября 1954 г. вместо избы-читальни была открыта сельская библиотека. Сначала в ней было 700 экз. книг (д. 165, л. 56об). На 1 апреля 1955 г. имелось 2022 книги, из них 127 книг на марийском языке. Из 302 читателей только 70 были колхозниками, а остальные, видимо – школьниками и работниками бюджетной сферы. За период работы было 1002 книговыдачи (д. 165, л. 65).
15 февраля 1952 г. исполком обратил внимание медпункта на трахому. Потребовали выявить всех больных «в национальных населённых пунктах». Потребовали также до 1 марта открыть в деревнях дома для заезжих (д. 165, л. 18). В 1953 г. были выявлены 94 трахоматозных, в том числе 6 человек в четвёртой стадии заболевания (д. 165, л. 37). На сессии 7 декабря 1955 г. медпункт отчитался в том, что за 1955 г. были выявлены уже 105 больных трахомой, преимущественно в Мари-Мерзине и Адове, несколько случаев было в Ново-Крюкове; в числе больных было 25 школьников. Кроме того, в 1955 г. было 3 случая дизентерии, 1 случай скарлатины, 15 случаев ветряной оспы, 7 случаев коклюша. Детской смертности не допустили (д. 165, л. 64об). На сессии 5 декабря 1956 г. медпункт отчитался в том, что за год было 19 случаев скарлатины, 66 – кори, 24 – гриппа. Родилось 48 и умерло 10 человек. Работали два работника на трахоматозном пункте. Было выявлено 90 больных. Трахоматозный фельдшер говорил: «Плохо помогает общество по ликвидации трахомы…Некоторые лица, больные трахомой, отказываются от лечения… Лечение проводится на дому у каждого больного, что создаёт неудобство и неполный охват людей. Дальше, не у всех имеются умывальники». Сессия обязала медиков в 1957 г. сократить число больных трахомой на 50% (д. 200, л. 15об).
Показатели работы колхозов в 1954 г. были низкими. Колхоз им. Свердлова получил урожайность зерновых 8,55 ц/га. Годовой удой от коровы был 956 кг молока. 43 колхозника не выработали минимума трудодней. Расчёты проводились, минуя Госбанк. Отсутствовала механизация ферм. В колхозе им. Молотова урожайность зерновых была 6,8 ц/га (в им. Хрущёва – 8,55 ц/га). 12 человек не выработали минимума трудодней. Деньги на трудодни не выдавались. Годовой доход укрупнённого колхоза составил всего 515630 руб. 55% средств при расчётах миновало Госбанк. В течение года провели только две ревизии, но их итоги не рассматривались на собраниях (ф. 98, оп. 1, д. 64, л. 19).
Началась борьба с потравами. Так, исполком 3 октября 1955 г. оштрафовал М. А. Топорова (д. Помашьял) на 60 руб. за то, что его 12 гусей потравили 0,5 га овса в колхозе им. Хрущёва (ф. 23, оп. 1, д. 187, л. 5). 25 мая 1957 г. исполком оштрафовал 11 граждан в размере от 25 до 125 рублей (д. 201, л. 3об). 7 мая 1958 г. оштрафовали хозяина козы на 25 руб. (д. 201, л. 12). 6 мая 1959 г. были оштрафованы 16 человек на суммы от 25 до 75 руб. (д. 201, л. 20). 8 сентября 1959 г. – 20 человек, от 10 до 85 руб. (д. 201, л. 25). 12 декабря 1959 г. на исполкоме рассмотрели дело о потраве школьного сада. Две козы обгрызли 5 яблонь посадки 1954 г. Хозяевам выписали штрафы по 100 рублей и обязали их посадить новые яблони, если эти погибнут (д. 201, л. 26).
В 1956 г. в колхозе им. Свердлова имелись уже 6 комбайнов и несколько автомашин. Механизаторы были объединены в 2 тракторные бригады. Всего в колхозе было 10 комплексных бригад. Уборочная площадь составляла 1590 га. Комбайновая уборка шла, по мнению колхозников, неудовлетворительно. Значительные участки убирали конными жатками и даже вручную. При этом не хватало ни лошадей, ни рабочих рук. Многие колхозники вместо работы шли в лес по малину (ф. 23, оп. 1, д. 200, л. 12).
На сессии 19 марта 1956 г. Т. Н. Пермяков отметил новую беду. Министерство заготовок СССР было упразднено, аппарат его агентов и заодно финансовых агентов на селе был ликвидирован. Работу возложили на сельсовет, имевший две штатные единицы – председателя и секретаря исполкома и не имевший никаких административных полномочий по заготовкам и сбору налогов. На этой сессии провал возложили на секретаря исполкома, работавшую явно неудовлетворительно и запутавшую даже делопроизводство самого исполкома (д. 200, л. 5). На сессии 19 июня 1956 г. выяснилось, что план заготовки в индивидуальном секторе по кожам был выполнен на 149%, по мясу – на 56%, по молоку – на 54,7%, по яйцу – на 89,8%, по шерсти – на 100,3%. Никто не организовал заготовок, не работали приёмные пункты Байсинского сельпо, «заготовка шла анархически». Финансовые платежи производились неудовлетворительно. 77 хозяйств колхозников не уплатили даже сельхозналог, к ответственности никто из них не был привлечён. Кроме налогов, предстояло собрать 9 тыс. руб. займа. Колхоз платежи вносил. Т. Н. Пермяков говорил: «К выполнению плана молокозаготовок я лично в этом году не приступал… Совет совершенно не знает о задолженности индивидуальных сдатчиков и лишь потому, что финансовый отдел нам таких данных не дал… Правлению колхоза нужно выделять для сдатчиков в закуп молока транспорт для отправки в сливные пункты». Сессия обязала исполком выявить всех недоимщиков и заставить их выполнить обязательства, обязала колхоз открыть 2 сливных пункта, просила райфо принудительно взыскать недоимку (д. 200, л. 10). Тем не менее, недоимка подоходного налога с граждан в 1956 г. достигла 8 тыс. руб. Плохо финансировались учреждения. Клуб из 2800 руб. плановых ассигнований смог освоить только 1300 руб. (д. 200, л. 17).
В 1956 г. в колхозе им. Хрущёва было 112 коров. Их обслуживали 12 доярок («КИ», 8.04.1956). Среди них были лучшие доярки района по итогам 1956 г. Первой в районе была Мария Ефимовна Пестова (2276 кг от фуражной коровы), второй – Александра Ивановна Пестова (2268 кг), четвёртой – Евдокия Моисеевна Рублёва (2008 кг). Почётной грамотой райкома КПСС и райисполкома была награждена также доярка Зоя Александровна Бушмелева (1592 кг). Свинарка колхоза им. Свердлова Анна Васильевна Чучкалова в 1956 г. заняла второе место в районном конкурсе лучших по профессии (22 поросёнка от основной свиноматки); третьей была Галина Ивановна Мосунова из колхоза им. Хрущёва (21,9 поросёнка); почётной грамотой была награждена также Антонина Михайловна Чулкова из им. Свердлова (20 поросят от основной свиноматки) («КИ», 18 января 1956 г.).
В объединённом колхозе было около 5 тыс. га пашни, 220 дойных коров, 160 свиноматок, 2 пилорамы, 6 автомашин. Планировали вырастить не менее 1000 поросят и получить не менее 1,5 млн. руб. денежного дохода (Т. Пермяков. Укрупнение колхоза. – «КИ», 22.04.1956). Колхоз им. Свердлова в 1956 г. был участником ВСХВ, как получивший 18,1 ц свинины на 100 га пашни. Участниками ВСХВ были свинарки А. И. Щинова (18,1 поросёнок от каждой из 9 основных свиноматок), Г. И. Мосунова (18,3 от 9), А. В. Заболотских и З. И. Алексеева (обе по 18 от 8), а также бригадир В. И. Топоров, на 51 га получивший клеверного сена по 47,4 ц/га («КИ»,15 июля 1956 г.).
26 июня 1957 г. сессия Совета рассмотрела вопрос о заготовке кормов. На этот день из 2500 тонн силоса заложили только 142 тонны в Ново-Крюкове, остальные бригады к работе не приступали. Из 200 тонн веточного корма не заготовили ни килограмма. М. И. Алексеев пустился в пространные рассуждения о том, что силос хорош, что колхозу прибавили лесных покосов, что важно каждому колхознику иметь корову и запасти ей сена и т. п. В. А. Щинов, видимо, с отчаяния, предложил спустить Адовский пруд и выкосить на силос всю осоку. Заключили: «Сессия отмечает, что колхоз им. Свердлова в 1957 г. не намерен выполнять план развития общественного животноводства» (д. 202, л. 4-5). 17 июля исполком обсуждал выполнение заготовок. Из 19200 кг молока индивидуальные сдатчики сдали 3100 кг. Даже не все депутаты сдали молоко. Исполком обязал колхоз в каждой деревне выделить сборщика молока, бригадиров – самим собирать молоко, выделить транспорт, депутатов – агитировать, а Байсинское сельпо – заключить договоры со сдатчиками (д. 201, л. 4). 7 сентября на сессии говорили о работе медпункта. Фельдшер сетовал на отсутствие акушера, на трудность с выездами по деревням и просил выделить транспорт. М. И. Алексеев отвечал: «Если выделить лошадь, то это будет стоить колхозу очень дорого. Я думаю поставить на правлении вопрос о покупке велосипеда». Работой фельдшера были недовольны. Сессия обязала М. И. Алексеева подобрать помещение для лечения трахоматозных больных (д. 202, л. 6). В декабре на сессии выяснилось, что колхоз не дал фельдшеру и велосипеда (д. 202, л. 8).
В 1957 г. урожайность зерновых в колхозе составила всего 6,1 ц/га. Она уменьшалась год за годом. Семена готовились кое-как, навоз полностью не вывозился в поля, картофель гнил в хранилищах. На исполкоме 27 ноября 1957 г. М. И. Алексеев жаловался: «Работа в колхозе идёт очень плохо, распорядок не выполняется, в день работают 3-5 часов». Депутат И. М. Рублёв возмутился: «С бригадиров и кладовщиков мало спросу, а с колхозников 5-10 трудодней штрафу и вплоть до лишения лошади до 6 месяцев». Депутаты решили взыскивать и с управленцев (д. 201, л. 7).
27 февраля 1958 г. на сессии констатировали, что доходную часть бюджета 1957 г. удалось перевыполнить на 1300 руб. Но план первого квартала был выполнен на 45%. Срывалось финансирование школы, клуба и медпункта. Колхоз не имел возможности заплатить подоходный налог. Налоги внесли даже не все депутаты (д. 201, л. 9).
11 апреля сессия обсуждала подготовку к севу. Из 12 тыс. тонн навоза вывезли 2200 тонн. Фермы утонули в навозе. Золу не собирали, минеральные удобрения не вывозили (д. 202, л. 11).
7 мая исполком снова говорил о финплане. Из 152 тыс. руб. собрали 6 тыс. руб. Не на что было вести ремонт школы и клуба, закупать для них дрова (д. 201, л. 12).
11 июня на исполкоме говорили о заготовках и финплане. Закуп молока и яйца шёл плохо. Не во всех бригадах были сборщики молока. Не было фляг, маслозавод ими не обеспечивал. Не было обещанной встречной продажи товаров. Молоко заменили было маслом, но и его не сдавали. Сельсовет был на 12-м месте в районе, а район – на 40-м месте в области. Финансовый план был исполнен на 25%. М. И. Алексеев доложил: «Колхоз сейчас стоит насчёт финансов в очень плохом состоянии. Мы колхозников до сих пор даже не рассчитали за 1957 г. Колхозники получили 850 граммов хлеба, а сейчас 75% колхозников покупает хлеб, а финансовый план выполняется плохо. Меня как председателя колхоза осенью 1957 г. прижали, исключили из партии и сняли с председателей колхоза, и весь хлеб, можно сказать, вывезли, а что будет колхозник платить, если у него денег нет, а покупает хлеб на пропитание семьи». Зоотехник Н. И. Мосунов добавил: «Авансировать колхоз пока не может… Я хотел как зоотехник купить банку вазелина, и то денег в кассе колхоза не оказалось» (д. 201, л. 13-14).
26 июня сессия обсуждала ход заготовки кормов. План по силосу был 3000 тонн. Не заготовили ещё нисколько, и силосных ям не хватало, а трава уже перестояла и засыхала. В 1957 г. на корову пришлось 5 тонн силоса, и в отсутствие концентратов это позволило увеличить надои (д. 202, л. 13-14). В 1958 г. колхоз получил от фуражной коровы 1916 кг молока, в 1959 г. – 2102 кг, в 1960 г. – 2280 кг.
19 сентября сессия обсуждала выполнение финплана. Он был исполнен на 68%. Говорили больше о распространении лотерейных билетов – при плане 4 тыс. руб. распространили на 1,3 тыс. руб. Говорили: «Распродажа лотерейных билетов идёт плохо, потому что не выиграл ещё никто в Адовском сельсовете», «даже не все депутаты взяли лотерейные билеты». Между тем, половину доходов составлял подоходный налог с колхоза, он был внесён на 45%, страховые платежи с колхоза – на 30% (д. 202, л. 15).
25 января 1959 г. сессия принимала социалистические обязательства на год. Район обязался получить 34 ц мяса на 100 га пашни. И. И. Шерстнёв обещал получить 51 ц на 100 га угодий. (В 1960 г. в убойном весе район произвёл 19,8 ц мяса на 100 га угодий, колхоз им. Свердлова – 20,8 ц). Он уже выплатил на трудодни за 1958 год. Сессия решила объявить войну самогоноварению, пьянству, хулиганству, хищениям социалистической собственности, провести озеленение клуба, библиотеки, населённых пунктов (д. 202, л. 17). По итогам года агроном Г. Н. Касьянов был награждён Почётной грамотой обкома КПСС и облисполкома, как добившийся урожайности зерновых 10,2 ц/га в среднем по хозяйству, и он получил звание «Отличник соц. соревнования сельского хозяйства РСФСР» («КИ», 28.02.1960). Лучшим в районе механизатором в 1959 г. был признан занесённый в областную Книгу почёта А. Г. Ветошкин, вспахавший на ДТ-54 1280 га мягкой пахоты. Третьим в районе комбайнером был Л. Г. Востриков, на С-4 сжавший 557 га зерновых («КИ», 22.01.1960).
6 июня 1959 г. на исполкоме говорили о состоянии торговли. Было три магазина – в Адове, Ново-Крюкове и Платунах. Продавцов не хватало. Развозная торговля отсутствовала. Ассортимент был беден. Товароведы не работали. Продуктов уже хватало. Требовали керосин, хлопчатобумажные ткани, трикотажные изделия, обувь, стройматериалы (д. 201, л. 21-22).
Документы Адовского сельсовета за 1959 г. сохранились неудовлетворительно, а за первую половину 1960 г. вовсе не сохранились. Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 14 ноября 1959 г. был упразднен Лебяжский район, и большая его часть была присоединена к Уржумскому району. Это позволило объединять смежные колхозы, ранее находившиеся в разных районах. В декабре 1959 г. колхоз им. Свердлова был объединён с соседним колхозом им. И. В. Мичурина, при этом новый колхоз сохранил прежнее название, но его центр переместился в д. Ветошкино. Председателем колхоза был С. М. Воробьёв. Колхоз имел большие планы. Он имел более 16 тыс. га угодий. Запланировали в 1960 г. добиться урожайности зерновых 10 ц/га, картофеля – 120 ц/га, зелёной массы кукурузы – 300 ц/га, семян льна – 3 ц/га, волокна льна – 3,5 ц/га. Площади под картофелем и кукурузой были существенно расширены и составили более 600 га. Решили внести в почву 60 тыс. тонн навоза, 6 тыс. тонн компостов, 590 тонн минеральных удобрений, 1000 тонн извести и более 40 тонн золы и птичьего помёта. Зимой все тракторы и почти вся живая тягловая сила были заняты вывозкой удобрений. Решили применять передовые приёмы агротехники: подкормить всю рожь, не менее 50% яровых посеять узкорядным и перекрёстным способами. В 1960 г. обязались произвести более 5,2 тыс. ц мяса, в том числе 3000 ц свинины, и продать государству 4,8 тыс. ц мяса (в 1959 г. продали 2679 ц). На 100 га угодий в 1959 г. произвели 19 ц мяса, в 1960 г. обязались произвести 42 ц. Решили довести поголовье до 140 основных и 420 разовых свиноматок. К концу января закупили у колхозников около 600 телят, а всего поголовье стада к. р. с. должно было увеличиться на 800 единиц. Закупили 23 тыс. цыплят и 5 тыс. утят, обязались получить от куры-несушки 80 штук яйца. Решили произвести на 100 га пашни 120 ц молока, в полтора раза больше, чем в 1958 г. В 1959 г. свинарка А. С. Пермякова получила 23 поросёнка от основной свиноматки, А. А. Рублёва – 22,4 поросёнка, В. И. Мосунова – 21. Доярки К. И. Бушмелева, Э. П. и А. А. Помыткины получили от фуражной коровы около 2,6 тыс. литров молока каждая (хотя были во втором десятке в районе). Т. Г. Сыровягина настригла от овцы 4,7 кг шерсти (лучшая в районе, внесена в областную Книгу почёта), И. Я. Зяблицева – 4,1 кг шерсти. В 1960 г. сдавались в эксплуатацию несколько новых скотных дворов и свинарников, 2 птичника, лагерь для откорма свиней, ряд других хозяйственных объектов, на фермах внедрялась механизация, строилось не менее 50 жилых домов, для чего организовали несколько бригад плотников (И. Набоких. Широкими шагами вперёд. – «КИ», 20 января 1960 г.). Действительно, свиноводы и кукурузоводы, а также комбайнеры колхоза им. Свердлова в этот период показывали пример всему району.
24 июня 1960 г. Уржумский райисполком принял решение присоединить Адовский сельсовет к Ветошкинскому сельсовету (ф. 1, оп. 1, д. 252, л. 96).
27 сентября 1961 г. райисполком признал перспективными населёнными пунктами на территории бывшего Адовского сельсовета только Адово и Платуны. В Ветошкинском сельсовете перспективными были признаны также Ветошкино, Мари-Байса, Смышляево, Полом и Вичур. Все остальные населённые пункты подлежали сселению к 1980 г. (ф. 1, оп. 1, д. 280, л. 68-70). 9 марта 1962 г. перспективными были признаны Адово с Помашьялом (67 дворов) и Платуны (35 дворов). С 1966 до 1980 г. в Адово должны были сселить Канчеру (43 двора), Рублёво (37), Меркуши (35), Ново-Смышляевский (13), Рябиновцы (35) и Мари-Мерзино (33). Ново-Крюково (36) и Воронское (17) должны были быть сселены в Ветошкино (ф. 1, оп. 1, д. 304, л. 374-391).
 
Источник: Иконников А. Н. "История сельсоветов Уржумского района. Часть 2. Сельсоветы Буйского района в границах Уржумского района" - Уржум: 2011. 
Категория: История сельских Советов Буйского района | Добавил: Георгич (22-02-12) | Автор: Иконников А. Н.
Просмотров: 816 | Теги: Адово, сельсовет | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск

Форма входа


Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz


  • При копировании и цитировании материалов с этого сайта ссылка на него обязательна! © 2010 - 2019Яндекс.Метрика