Пятница, 20-09-19, 21.50

Приветствую Вас Гость | RSS
Село Буйское
Уржумского района
Кировской области

ГлавнаяРегистрацияВход
Меню сайта

Категории раздела
Вятские заводы Мосоловых [4]
География [6]
Документы администрации и Думы села [35]
Здравоохранение [21]
История Буйского района [3]
История сельских Советов Буйского района [58]
История сельских Советов Уржумского района [27]
Исторические справки [10]
Жизнь села и округи [53]
Краеведам [20]
Марийцы [1]
Наши земляки [55]
Образование [30]
Почтовая связь [2]
Православный альманах [57]
Предприниматель [0]
Промкомбинат [5]
Промыслы и ремёсла [17]
Промышленность [8]
Реки, озёра, пруды и родники [14]
Родословная [20]
Род Мосоловых [9]
Сёла, деревни и починки [36]
Совхоз "Буйский" [11]
Транспорт и дороги [0]
Флора и фауна [9]
Фонды Уржумского архива [29]
Ярмарки, базары, торговля [6]
Разное [2]

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Главная » Статьи » История сельских Советов Буйского района

Байсинский сельский Совет

Напечатано с разрешения автора

Байсинский сельский Совет в довоенные и послевоенные годы
Часть 1 
 
Документы Байсинского сельсовета сохранились только с 1939 г.
Видимо, первым председателем Байсинского сельсовета в его новых (расширенных по реформе 1924 г.) границах был Иван Андреевич Савинцев (1900-?). С 1 марта 1924 г. он был делопроизводителем Байсинского, затем – Кокшинского волисполкомов. С 15 октября 1924 г. до 20 марта 1925 г. был председателем Байсинского сельсовета. Потом был рабочим и счетоводом горсовета в г. Лысьва Пермской губернии. С апреля 1929 г. заведовал магазином Байсинского потребобщества. С ноября 1929 г. работал счетоводом сельсовета и одновременно колхоза им. К.Е. Ворошилова (ф. 1, оп. 2, д. 2, л. 138). В 1935 г. вокруг него разгорелся скандал. «Кировская искра» опубликовала заметку «Кулак в сельсовете». При проверке оказалось, что И.А. Савинцев действительно был сыном бывшего крупного кулака – содержателя ямской станции. Счетовод был судим за растрату, но сохранил оба места. Незаконно освободил себя от мясопоставок, используя служебное положение в сельсовете. 16 сентября 1935 г. Президиум РИКа потребовал от сельсовета уволить Савинцева и предложил колхозу заменить счетовода, а Аниканову как председателю Совета напомнили о классовой бдительности (ф. 1, оп. 1, д. 73а, л. 39об).
В начальный период коллективизации сельсовет возглавлял Василий Фёдорович Цветков (1909-83). Он был из середняков д. Верхний Конец (Ново-Марийск). Окончил Байсинскую школу 1-й ступени (1923 г.) и 6 классов Сернурской семилетней школы (1925 г.). В 1926 г. окончил кооперативные курсы счетоводов в Малмыже. Вступил в ВЛКСМ. С 1 мая 1926 г. до 15 августа 1928 г. – конторщик, с 28 ноября 1928 г. до 1 декабря 1929 г. – секретарь-контролёр Байсинского потребобщества и кредитного товарищества. С 1 декабря 1929 г. до 1 января 1930 г. был председателем Совета. С 1 января до 1 февраля 1930 г. – бухгалтер кредитного общества. С 19 февраля до 6 сентября 1930 г. был инструктором-организатором Уржумского животноводческого товарищества. С 3 сентября 1930 г. до 8 апреля 1931 г. (с перерывом) – председатель Байсинского Совета. В апреле-ноябре 1931 г. – инструктор Райколхозсоюза. Затем до ноября 1933 г. служил в РККА (4-я стрелковая дивизия в г. Кингисепп Ленинградской обл.). С декабря 1933 г. – председатель Байсинского ПО. С марта 1935 г. – председатель Уржумского горпо. С марта 1937 г. до выхода на пенсию – председатель Уржумского райпотребсоюза. Член ВКП(б) с декабря 1938 г. (ф. 1, оп. 2, д. 2, л. 30 и д. 42, л. 6; ф. 96, д. 4, л. 9-10).
В октябре 1930 г. в Байсинском сельсовете, по отчёту РИКа, было 53 кулака и зажиточных твёрдозаданца. Это была рекордная цифра в районе.
В то же время количество жителей сельсовета, осужденных в период коллективизации и позднее реабилитированных, в Книге памяти жертв политических репрессий невелико. Все они прошли по одному процессу в особой тройке при ПП ОГПУ Нижегородского края. Пётр Петрович Дудоров из Верхнего Конца, 1882 г. р., единоличник, по ст. 58-10 был приговорён к 3 годам ссылки в Северный край (реаб. 29.09.1989 г.). Он же 26 августа 1941 г. военным трибуналом Уральского ВО был по ст. 17, ст. 58-8 и ст. 58-10 приговорён к высшей мере наказания и расстрелян 9 декабря 1941 г. (реаб. 23.06.1992). Остальные были осуждены однократно. Пётр Егорович Козьминых из Нижнего Конца, 1867 г. р., единоличник, был на 3 года сослан в Северный край. Пётр Евдокимович Окунев из Байсы, 1885 г. р., также был сослан на 3 года в Северный край. Дмитрий Степанович Савинцев из Байсы, единоличник 1868 г. р., и Яков Ильич Самеков из Байсы, 1879 г. р., не работающий – то же самое. Все они были реабилитированы 29 августа 1989 г. Козьминых, Савинцев и Окунев упоминаются современниками событий как кулаки.
Зато в период «ежовщины» и позднее арестов в Байсе было необычно много. 19 июня 1937 г. облсудом по ст. 58-10 был приговорён к 8 годам лишения свободы священник Григорий Григорьевич Шабруков, 1882 г. р., приезжий из Сернура; реаб. 20 марта 1992 г. 23 сентября 1937 г. облсудом по ст. 58-10 к 3 годам был приговорён колхозник из Сосновки Егор Филиппович Девяткин, 1904 г. р. (реаб. 22.10.92 г.). 28 января 1938 г. облсудом по ст. 58-10 к 6 годам был приговорён колхозник «Укорныша» Иосиф Иванович Шабриков, 1908 г. р. (реаб. 14.12.89 г.). 10 февраля 1938 г. был арестован директор Байсинской школы Яков Степанович Петров, 1913 г. р., уроженец д. Нижняя Пузинерь Кузнецовского сельсовета Лебяжского района. Его обвиняли по ст. 58-4, 58-10 и 58-11 УК РСФСР, то есть оказание помощи международной буржуазии и находящимся под её влиянием группам и организациям; антисоветская пропаганда и агитация; участие в организации, образованной для совершения контрреволюционных преступлений. С таким джентльменским набором УНКВД области было вынуждено освободить его 4 ноября 1938 г. и прекратить дело за недоказанностью. 14 октября 1938 г. особым совещанием при НКВД СССР по ст. 58-10 и 58-11 (создание к.-р. организации) был осужден священник Байсинской церкви Семён Андреевич Балезин, 1870 г. р., уроженец г. Советска. Но наказание было на удивление мягким – 5 лет ссылки в Зюздинский район Кировской области (реаб. 28.03.89 г.). В тот же день тем же органом по ст. 58-10 к 5 годам лишения свободы был приговорён байсинский житель без определённого рода занятий Лаврентий Осипович Пигозин, 1890 г. р. (реаб. 31.03.1989 г.; впрочем, в Книге памяти он указан уроженцем и жителем д. Новая Байса Байсинского с/с, однако данная деревня находится в Лебяжском районе). 29 октября 1938 г. облсудом по ст. 58-10 был приговорён к 5 годам житель д. Комары, зав. складом Лебяжского пункта «Заготзерно» Митрофан Лаврентьевич Пермяков, 1910 г. р., уроженец Свердловской области (реаб. 5.10.92 г.). 23 октября 1939 г. облсудом по ст. 58-10 к 6 годам был приговорён колхозник из Байсы Михаил Фомич Аппаков, 1897 г. р. (реаб. 6.02.90 г.). 16 сентября 1941 г. военным трибуналом Уральского ВО по ст. 19 и 58-10 к 10 годам лишения свободы был приговорён тракторист Буйской МТС (д. Коновалово) Михаил Евдокимович Баранов, 1911 г. р. (реаб. 23.03.92 г.). Он же 9 апреля 1942 г. Кировским облсудом по ст. 58-14 (контрреволюционный саботаж) был приговорён к расстрелу, который Верховный Суд СССР 23 мая 1942 г. заменил 10 годами лишения свободы (реаб. 30.03.93 г.). 27 января 1943 г. группа женщин ОСО при НКВД СССР как члены семей изменников родины были подвергнуты ссылке на 5 лет в Коми АССР с конфискацией имущества. Это были Анастасия Ивановна Кульшетова, 1888 г. р., Мария Андреевна Кульшетова, 1911 г. р., Марфа Фёдоровна Пушкарёва, 1925 г. р., Татьяна Ивановна Скулкина, 1908 г. р. 10 июня 1946 г. ОСО НКВД дело было прекращено производством, всех их вернули из ссылки. Наконец, 7 июня 1943 г. облсудом по ст. 50-10 к 7 годам лишения свободы был приговорён председатель колхоза им. М.И. Калинина Пётр Сергеевич Петухов, 1913 г. р. (реаб. 10.04.92 г.). Данная запись в Книге памяти жертв политических репрессий выглядит странно. П.С. Петухов с 1943 г., покинув пост в колхозе, вернулся на должность агента райфо по сельсовету, потом был инспектором райфо и активно участвовал в работе сельсовета, что зафиксировано в протоколах его заседаний начиная с 1944 г. С 1955 г. был лесником в колхозных лесах.
21 сентября 1930 г. Совет обсуждал вопрос о хлебозаготовках. Решено: «На кулаков, не сдавших хлеб по твёрдым заданиям, составлять акт описи имущества», и немедленно заключить договоры контрактации. План заготовок картофеля на сельсовет был 4440 пудов. Совет поручил Райпотребсоюзу открыть в Байсе приёмочный пункт для бедноты. Решили также: «Всем членам с/с вести непримиримую борьбу с самогоноварением». Кулак П.Е. Козьминых был наказан административно за отказ выполнить твёрдое задание – 300 пудов овса и 250 пудов ржи. Штраф в пятикратном размере составил 1935 руб. Всего излишков хлеба у него насчитали 660 пудов (ф. 1, оп. 1, д. 24, л. 1-2).
На крестьянском сходе в Байсе 23 ноября 1930 г. неожиданно прозвучало недовольство низкими темпами коллективизации, причём из уст середняков. Борисов (Филипп) укорял представителей райисполкома, участвовавших в работе схода: «Почему нашему обществу в прошлом году не разрешили организовать колхоз, так как обществом нашим много было затрачено времени для организации, а теперь пример от коммуны Груздовского, где окрошили несколько сот даже пудов… Петров принудительно заставляет заведующих школами копать в холод картофель детей для коммуны Груздовского школьников, в особенности школы колхозной молодёжи». От райисполкома сход потребовал позаботиться о крестьянах, снабжать их промтоварами, особенно керосином и гвоздями (ф. 1, оп. 1, д. 24, л. 6об). В основном на пленумах говорили о заготовках леса, хлеба, мяса, шерсти и о ликбезе, но без цифровых данных в протоколах.
19 декабря 1930 г. прошёл организационный пленум нового состава Совета. Председателем был избран Иван Константинович Масленников (1903-февраль 1942; старшина, пропал без вести). На единственном проведённом им пленуме Совета 2 января 1931 г. был заслушан отчёт директора школы ГСНХ Нелюбина (он же был и секретарём местной ячейки партии). В школе работал антирелигиозный кружок, выпускалась стенгазета. В производственном плане школа обслуживала и колхозы, и единоличников. Повторили прежний упрёк: «Почему есть принцип застращивания со стороны заведующего к своим ученикам, которые есть бедняки, нет одежды, он их посылает в коммуну Груздовского копать картофель в холод, если кто не пойдёт, он стращает, что исключит из школы». Нелюбин оправдывался: «если не оказать помощи, картофель был бы под снегом, что пример для крестьян единоличников». Пленум Совета решил «вовлечь в школу больше нацмен учеников, для чего связаться с Маробластью», и организовать при школе кузнечную артель для обслуживания крестьян (ф. 1, оп. 1, д. 24, л. 16-18).
19 января пленум обсудил вопрос о поведении И.К. Масленникова. Он с 14 до 18 января был в запое, сорвал с «чёрной доски» в сельсовете критический материал о себе, дезорганизовал работу аппарата. Ячейка партии настаивала на его замене. Он согласился: «Я работать не хотел с самого начала, так как чувствовал себя неспособным к этой работе». Решили исключить его из членов Совета и передать дело в судебные органы для привлечения к уголовной ответственности. (Уголовного дела, видимо, не завели: И.К. Масленников впоследствии возглавлял колхоз им. Калинина.) Председателем Совета снова стал В.Ф. Цветков (ф. 1, оп. 1, д.24, л. 23-26).
28 февраля 1931 г. Совет обсуждал работу бюджетных учреждений. Работники медпункта и ветучастка жаловались на низкую зарплату. Правда, кулаки и лишенцы должны были платить за приём, но за помощью ветеринаров они перестали обращаться. Совет потребовал усилить профилактическую работу с населением и заготавливать лекарственные травы, так как медикаментов не хватало. Фельдшер медпункта пожаловался: «Работать санкомиссии в селениях нет возможности, потому что принимает тёмный неразвитый (народ) за оскорбление». В Школе крестьянской молодёжи (директор Иванов) была мастерская. В ШКМ на 30 кв. метрах учились 25 человек, в русской школе 1-й ступени на 40 кв. метрах – 67 детей (ф. 1, оп. 1, д. 24, л. 30).
8 апреля пленум Совета решил организовать подписку на районную газету «За коллективизацию» каждой семьёй крестьян и служащих (ф. 1, оп. 1, д. 24, л. 40).
8 апреля 1931 г. председателем сельсовета был избран Семён Антонович Коновалов (1899-) (ф. 1, оп. 2, д. 2, л. 116; оп. 1, д. 24, л. 40). В конце года его сменил Н.Ф. Вараксин (там же, л. 123). Затем снова работал С.А. Коновалов. В конце 1933 г. из Изиморки в Байсу председателем Совета был переведён Григорий Фёдорович Булдаков(1898-?), чл. ВКП(б) (ф. 1, оп. 1, д. 4, л. 9 и д. 6, л. 5).
17 мая 1933 г. Президиум РИКа принял постановление «О нацменсельсоветах в районе». Решили перевести Байсинский сельсовет в национальный сельсовет, с переводом делопроизводства на марийский язык. Доля марийского населения составляла здесь 65,7%. 8 сентября 1933 г. РИК принял соответствующее решение «О коренизации Байсинского и Изиморского сельских Советов» (ф. 1, оп. 1, д. 62, л. 90 и л. 141). Когда сельсовет потерял этот статус, непонятно. Возможно, он просто не был подтверждён при образовании Буйского района в марте 1945 года или при возвращении сельсовета в Уржумский район в октябре 1955 года?
12 июня 1934 г. Г.Ф. Булдаков решением райисполкома был назначен обратно в Изиморку. Обязанности председателя Совета вновь исполнял, как его заместитель, С.А. Коновалов. С 20 июня к обязанностям председателя обязали приступить учителя обществоведения Байсинской ШКМ И.Т. Аниканова (ф. 1, оп. 1, д. 69а, л. 10).
Иван Трофимович Аниканов (1895-1942) был из маломощных крестьян Байсы, мариец. В 1909-12 гг. был батраком у кулака П.Е. Окунева. В 1913-15 гг. был сторожем Байсинской начальной школы. С 1915 г. до октября 1917 г. был в русской армии. На австрийском фронте под Коломыей в июне 1916 г. он был ранен, попал в лазарет в Тернополе, после излечения зачислен в запасной полк в Царицын. С марта по октябрь 1917 г. снова был на фронте, затем демобилизовался по болезни. С октября 1918 г. до июня 1921 г. – в РККА. Воевал с Юденичем под Петроградом (пулемётчик), после перенесённого тифа служил в совхозе под г. Волхов (видимо, в Трудовой армии). В 1921-22 г. был членов Байсинского комитета крестьянской взаимопомощи, в 1924-27 гг. – членом президиума сельсовета. Был по своей основной специальности деревенским кузнецом. В марте 1931 г. был одним из организаторов колхоза им. В.В. Груздовского. Сначала – колхозный кузнец, с апреля 1931 г. до мая 1932 г. – председатель колхоза. В 1931 г. вступил в ВКП(б). С сентября 1932 г. до сентября 1934 г. прошёл обучение в Арзамасской советско-партийной школе. В 1934 г. был направлен в Байсинскую школу директором и учителем истории. 1 сентября 1934 г. был избран председателем сельского Совета. Работал до ноября 1937 г. В 1937 г. за пьянство в рабочее время был переведён из членов партии в кандидаты; восстановлен в партии в 1940 г. С марта 1938 г. до 24 марта 1940 г. был контролёром Байсинской сберкассы. С 24 марта 1940 г. работал инструктором Уржумского райисполкома (ф. 1, оп. 2, д. 6, л. 5; д. 44, л. 65-66, л. 124, л. 128об). В декабре 1940 г. был избран председателем колхоза «Укорныш», через год – председателем «Красного Октября». Красноармеец, пропал без вести в сентябре 1942 г.
24 ноября 1937 г. председателем Совета был избран Трофим Поликарпович Анисимов (1908-68). Он родился в д. Верхний Конец, из бедняков-марийцев. Мать умерла, а отец был в плену в Германии. В 1921 г. окончил начальную школу. В 1932 г. вступил в колхоз и в 1933-34 гг. был председателем «Ворошиловца». В 1934-35 гг. окончил советско-партийную школу в Сарапуле и работал секретарём сельсовета (ф. 1, оп. 2, д. 43, л. 95-97). В 1939 г. он работал уполномоченным Наркомата заготовок, а затем снова возглавил колхоз. Член ВКП(б) с 1939 г. 26 июня 1941 г. он был призван в РККА. Воевал на Калининском и 1-м Белорусском фронтах. Красноармеец 114 стрелкового полка, с декабря 1941 г. – командир взвода в 31 армии. Окончил курсы усовершенствования комсостава (1942 г.). С июня 1942 г. – командир роты. Окончил курсы «Выстрел» (1944 г.) и был направлен в 48 армию. Четыре раза был ранен. Был награждён орденами Красной Звезды и Александра Невского, медалями «За взятие Кёнигсберга» и «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-45 гг.». В ноябре 1945 г. был демобилизован в звании гвардии старшего лейтенанта и вернулся в Байсу. Работал снова уполномоченным министерства заготовок и в колхозе им. Ворошилова, с начала 1948 г. он возглавлял этот колхоз. С июля 1949 г. был заместителем председателя Байсинского сельпо, в 1949-50 гг. – его председателем. Затем работал в колхозах. В 1960-66 гг. – начальник ОДПД сельсовета, затем на пенсии.
19 сентября 1939 г. председателем сельсовета, в связи с отзывом Т.П. Анисимова, был избран Иван Герасимович Дудоров (1894-?), чл. ВКП(б) с 1932 г. Он родился в д. Фомины Кузнецовского с/с Лебяжского района. Из семьи бедняка. Окончил Шестаковскую начальную школу. В 1912-14 гг. работал скотником на Окуневской земской ферме. С 1915 г. – батрак в д. Метели. В 1916-17 гг. – в русской армии, в 1918-20 гг. – в РККА. С 1921 г. служил в Аркуле в водной милиции. С 15 мая 1936 г. до 1 сентября 1939 г. – председатель Витлинского сельсовета (ф. 1, оп. 2, д. 44, л. 254).
В 1934 г. в Совет избрали 14 депутатов и 8 кандидатов. В комиссиях Совета работали 57 человек (ф. 12, оп. 1, д. 2, л. 1об).
30 января 1939 г. пленум Совета обсуждал вопрос о нарушениях Устава сельхозартели. Отмечено, что некоторые колхозники имеют лошадей, по 2 коровы, большие приусадебные участки. Тем самым нарушается Устав и расшатывается трудовая дисциплина. И.П. Кокорев был привлечён к судебной ответственности за срыв лесозаготовок (д. 2, л. 4-6).
6 марта пленум заслушал отчёт Совета о работе в 1938 году. Инструктор райкома партии Н.И. Кузнецов говорил: «Люди сельсовета растут, те же люди, которые в прежнее время работали на кулаков и торговцев, в настоящее время они являются передовыми людьми в колхозе, ударниками и стахановцами сельского хозяйства». Но «развитие животноводства, особенно на фермах, поставлено недостаточно. Правления колхозов не обращают никакого внимания на качество и продуктивность животных, а гонятся за количеством. Среди колхозников не ликвидирована бескоровность. По сельсовету на 1 января 1939 г. насчитывалось 41 хозяйство, не имеющее крупного рогатого скота… По линии здравоохранения нужно здесь иметь врача… По линии ликвидации безграмотности и малограмотности эта работа даже не тронута». В 1938 г. зернопоставки были выполнены на 90,6%, мясопоставки – на 79,8%, молокопоставки – на 83%, шерстепоставки – на 91%, картофелепоставки – на 32,9%, План лесозаготовок был сорван. Работа Совета получила неудовлетворительную оценку его пленума (д. 2, л. 7 и след.). На той же сессии говорили об оборонной работе. Выделили 250 руб. из средств самообложения, просили райсовет ОСОВИАХИМ дать литературу и плакаты, решили организовать кружки в каждом колхозе (они были пока в Байсе и в Метелях) (д. 2, л. 11).
16 марта пленум Байсинского сельсовета вынес неудовлетворительную оценку работе райисполкома. В частности, не было надёжной телефонной связи, и для того, чтобы дозвониться в Уржум, требовалось иногда 3-4 часа. В селе не было врача для врачебного пункта. Не отремонтировали школу. В школе не хватало учебников, особенно «на нацменском языке». Кино показывали 1-2 раза в месяц. Буйская МТС не контролировала ни работу колхозов, ни своих трактористов. Не ремонтировались коммунальные здания. Не приезжал колхозный театр (д. 2, л. 14-15).
В декабре 1939 г. по новой Конституции РСФСР в сельский Совет были избраны 17 депутатов. Первым председателем Байсинского сельисполкома на сессии 28 декабря 1939 г. был избран И.Г. Дудоров.
Главное внимание сельсовет обращал на животноводство. На 1 января 1940 г. в сельсовете имелась 181 лошадь, в том числе в колхозах – 137. Крупного рогатого скота было в колхозах 27, у граждан – 489 голов. Овец было 63 в колхозах и 1166 у граждан. Коз было 190 (все у граждан). Свиней – 161 в колхозах и 257 у граждан. В 40 дворах не было коров, в 9 дворах не было никакого скота (ф. 12, оп. 1, д. 3, л. 3). Планы животноводства колхозы не выполняли. Так, «Красный Октябрь» без ведома райзо ликвидировал кролиководческую ферму, и исполком сельсовета настаивал не её восстановлении (д. 3, л. 8об). На 25 октября 1940 г. колхоз им. В.В. Груздовского должен был иметь 40 голов свиней, 15 овец, 27 – к. р. с., 40 кроликов, 150 птиц, 11 пчелосемей и 38 лошадей; не доставало 2 коров, 2 лошадей, 70 птиц и 5 пчелосемей. «Красный Октябрь» должен был иметь 15 свиней, 30 овец, 34 к. р. с., 45 кроликов, 65 птиц и 33 лошади; не доставало 6 свиней, 17 овец, 7 к. р. с., 30 птиц. Колхоз им. М.И. Калинина должен был иметь 30 свиней, 15 овец, 26 к. р. с., 37 лошадей и 80 птиц; не доставало 13 овец, 8 к. р. с., 73 птицы. «Дуброва» должна была иметь 8 свиней, 30 овец, 19 к. р. с., 15 лошадей, 80 птиц и 14 пчелосемей; не доставало 6 свиней, 2 овец, 2 к. р. с., 2 лошадей и 16 птиц. Колхоз им. К.Е. Ворошилова должен был иметь 10 свиней, 18 овец, 18 голов к. р. с., 18 лошадей, 50 птиц и 29 пчелосемей; не доставало только 8 овец. «Укорныш» должен был иметь 30 свиней, 10 овец, 17 к. р. с., 13 лошадей и 40 птиц; не доставало 8 овец, 9 к. р. с., а птицы не было совсем. «15 лет Октября» должен был иметь 5 свиней, 13 овец, 10 к. р. с., 12 лошадей, 30 птиц и 9 пчелосемей; не доставало 3 свиней, 13 овец, 1 коровы, 1 лошади, 3 пчелосемей, птицы не было совсем. «Метелёвская» должна была иметь 35 свиней, 10 овец, 27 к. р. с., 29 лошадей, 40 кроликов и 50 птиц; не доставало 7 овец, 1 коровы, 2 лошадей, а кроликов и птицы не было совсем (д. 3, л. 32).
Обсуждали вопросы трудовой дисциплины. Сессия 28 декабря 1940 г. за грубейшие нарушения Устава сельхозартели направила в судебные органы материал на председателя «Укорныша» Н.А. Шабрикова. Он не выполнил поставки зерна, распределил между колхозниками 3 тысячи снопов конопли, скрыл от государства валовой сбор конопли (д. 3, л. 25об).
27 января 1940 г. исполком мобилизовал в распоряжение Главвоенстроя в Киров 25 колхозников (д. 3, л. 4об). В леспромхозе в этом году должны были работать 30 пеших и 16 конных при плане лесозаготовок 4500 куб. метров (вывозка – 800 куб. метров) (д. 3, л. 17об).
Исполком 26 марта 1940 г. заслушал отчёт сельпо. Речь шла не только о торговле, к которой претензий никто не высказал. Сельпо получило рекомендацию заняться производственной кооперацией и открыть кустарные производства, в первую очередь шорное (д. 3, л. 13).
В 1940 г. ещё не была ликвидирована неграмотность. В Байсе было 19 неграмотных, в Коновалове – 11, в Верхнем Конце – 4, в Ново-Марийске – 12. Не все они желали учиться (д. 3, л. 18).
25 января 1941 г. сельисполком выделил межрайтрансу 30 лошадей, а сплавной конторе – 20 человек и 4 лошадей (ф. 12, оп. 1, д. 13, л. 1).
7 февраля 1941 г. исполком обсудил вопросы о состоянии ферм и о развитии местной промышленности. В колхозе им. Ворошилова скот был в хороших условиях, фермы были снабжены кормушками и утеплены. В колхозе им. Груздовского условия содержания животных были неудовлетворительными. Стойла не были утеплены, кормушек не было, навоз не вывозился, распорядок дня не соблюдался, учёбы животноводов не было, расход кормов не учитывался. Рабочие лошади были истощены. Указали исправить недостатки. Оба колхоза не вели подготовку к посевной. Все колхозы не завозили минеральные удобрения, не заготовляли золу и птичий помёт. Сельсовет рекомендовал организовать в колхозе им. Груздовского кирпичный завод, в «Красном Октябре» - смолокуренный завод и производство колёс и саней, в им. Калинина – добычу извести, в «Метелевской» - бондарное производство (ф. 12. оп. 1, д. 13, л. 2-3).
С началом войны, как и везде, кворум Совета не существовал: депутаты ушли на фронт. Их заменили местными активистами. К началу 1943 г. осталось 5 депутатов (ф. 12, оп. 1, д. 14, л. 1), в конце войны их стало 9. На сессиях и исполкомах говорили в основном о сельхозкампаниях, а также о сборе вещей для РККА.
По неполным данным, в Байсинский сельсовет на июль 1942 г. были эвакуированы 24 семьи, 73 человека (ф. 1, оп. 2, д. 19, л. 46-48). В колхоз им. Груздовского – 9 семей, в им. Ворошилова – 4, в «Дружбу» - 4, в им. Калинина – 4, в «Красный Октябрь» - 3. Из Старой Руссы приехали 2 семьи, со ст. Свирь – 9, из д. Лодейной – 1, из Кронштадта – 1, из Луги – 1, из Ленинграда – 2, из Карело-Финской ССР – 3, из г. Староконстантинов Подольской области – 1. из Вологодской области – 1, из Москвы – 1. Среди эвакуированных была она еврейская семья (2 человека), 1 полька, 1 марийка, 1 немка. Завмаг из Свири Пётр Николаевич Андреев работал заготовителем сельпо, зоотехник Староконстантиновского райзо полька Эмилия Казимировна Круль – зоотехником Уржумского райзо, судья из Луги Иван Иванович Миронычев – председателем сельпо, бухгалтер Ленинградского «Главмясосбыта» Александра Дмитриевна Румянцева – счетоводом сельпо, московский фельдшер Мария Осиповна Круглова – фельдшером в Байсе.
В конце 1941 г. (протокол сессии не датирован) председателем исполкома стал бывший председатель колхоза «15 лет Октября» Филипп Петрович Терентьев. Он был призван в РККА и погиб.
В начале 1942 г. исполком возглавил Михаил Яковлевич Сбоев (1896-1970, см. Пустопольский с/с).
28 февраля сессия обсуждала вопрос о помощи семьям военнослужащих. Дело с ней обстояло неудовлетворительно. По одним данным, остро нуждающихся семей было 6, по другим – 22. Семьи и сироты войны оставались без хлеба. Дети не посещали школу, потому что не имели одежды и обуви. Дров этим семьям не подвезли. Решили обследовать эти семьи, считая и эвакуированных, создать в колхозах фонды помощи, обязали сельпо организовать целевую продажу товаров, решили провести ремонт помещений, привезти дрова, колхозы должны были снабдить детей одеждой и обувью (ф. 12, оп. 1, д. 14. л. 1-2). 28 апреля сессия обсуждала дела в колхозах. Поголовье скота было 50% от плана. Обязали провести закупку молодняка у населения. На сев решили развернуть агитационно-массовую работу, создать агитколлектив в 10 человек при клубе, широко привлечь ячейку ВЛКСМ, в каждом колхозе дважды в месяц выпускать стенгазеты и каждую пятидневку – боевые листки, поставить несколько концертов в колхозах, проводить вечера в клубе, организовать в колхозах красные уголки, красные и чёрные доски, читки газет в поле и т. п. (д. 14, л. 3-4). Сев был выполнен в срок на 100% (л. 4об).
15 августа 1943 г. председателем сельисполкома, в связи с переводом М.Я. Сбоева в Теребиловский сельсовет, была избрана Антонина Семёновна Вычужанина (1921-?) (д. 14, л. 6об). Она была родом из д. Верхний Конец. С 1941 г. работала контролёром сберкассы, с начала 1943 г. – секретарём сельисполкома. Совет стал работать явно пассивнее. Сессия 29 января 1944 г. предупредила председателей колхозов, что невыполнение плана лесозаготовок будет рассматриваться как саботаж, к уголовной ответственности будут привлекаться и рядовые колхозники, ушедшие из леса (д. 14, л. 8об). 27 февраля 1944 г. сессия снова обсуждала помощь семьям военнослужащих. Обязали колхозы помочь хлебом и т. п., создать фонды для семей фронтовиков (д. 14, л. 9-10).
5 апреля 1944 г. А.С. Вычужанина была освобождена от должности по собственному заявлению и как не справившаяся с работой. Она с 18 апреля работала заведующим клубом. С 27 апреля 1945 г. до января 1946 г. и 22 января до августа 1947 г. она снова была секретарём сельисполкома. На пост председателя сельисполкома был назначен не депутат, уполномоченный райисполкома в сельсовете Алексей Терентьевич Шамов. А.С. Вычужанину обвинили в том, что она не смогла организовать актив и комсомольскую организацию на решение задач сельсовета. Был сорван план лесозаготовок и финплан. Срывалась посевная кампания. На 5 апреля 100% семян для посева имела только «Дружба». Колхоз им. Ворошилова был обеспечен семенами зерновых на 65%, «Красный Октябрь» - на 48%, им. Калинина – на 45%, им. Груздовского – на 35%. Скот был истощён. Кормов было мало (д. 14, л. 10-11).
18 апреля сессия заслушала удручающий отчёт о выполнении бюджетов 1941-43 гг. В 1941-42 гг. финплан выполнялся на 100%. В 1943 г. его исполнили на 60%. С ноября 1943 г. служащие не получали зарплату, в т. ч. технический персонал школы. Не вёлся ремонт учреждений. В детском саду было плохое питание. В больнице не было бани. Не организованы были заезжие дома, хотя в сельсовете произошла вспышка заболеваемости брюшным тифом. Злостных неплательщиков никто не привлекал к суду.
Плохо шла подготовка к севу. Сами председатели колхозов и бригадиры нарушали трудовую дисциплину. Шёл массовый забой телят. Сессия решила обучить работе в поле 60 коров и быков и приготовить для них 100 комплектов сбруи. Для лучшей работы животноводства освободили от заведования клубом зоотехника Редкину, положив ей оклад 400 руб. и 2 пуда муки в месяц. На время сева вновь мобилизовали агитколлектив и комсомол (д. 14, л. 11-13). Однако сев в 1944 г. затянулся. Затянулась и уборка. 28 августа сессия обсудила дела в колхозе им. Ворошилова и вынесла обязательные рекомендации для всех колхозов сельсовета. Все важные вопросы нужно решать на общих собраниям и контролировать исполнение их решений. Увеличить норму выдачи корма коням и организовать ночную пастьбу. Установить для большинства видов работ индивидуальную сдельщину. Организовать охрану социалистической собственности. Организовать соревнование (д. 14, л. 14-15). Сессия 15 октября 1944 г. решила отдать под суд председателя «Красного Октября» Толмачёва за саботаж хлебопоставок. Этот колхоз не убрал просо, лён и горох (д. 14, л. 15об).
16 ноября 1944 г. в связи с отзывом А.Т. Шамова на другую работу председателем сельисполкома был назначен не депутат Никита Егорович Шигорин (1920-?) из д. Верхний Конец. Весной 1945 г. сев снова шёл трудно. Семян зерновых было 54%, с учётом семенной ссуды – только 78,5%. Не хватало 304 ц. Семян картофеля было 47%. Из 89 лошадей 31 была истощена. Из 30 голов к. р. с. к севу обучили 14 голов, при этом не хватало упряжи. Навоз в поля не вывозился. Семена пришлось занимать у колхозников (д. 14, л. 18об).
27 апреля 1945 г. Н.Е. Шигорин уволился по болезни. Председателем сельисполкома был назначен не депутат Василий Александрович Свинин. С августа 1943 г. он работал секретарём исполкома сельсовета.
11 декабря 1945 г. председателем Байсинского сельисполкома наконец был избран демобилизованный депутат Михаил Иванович Меркулов (1915-92). Он родился в семье середняка-марийца в с. Байса. В 1932 г. окончил семилетку. Сразу же стал заведовать кузнечно-слесарной мастерской колхоза им. В.В. Груздовского. С февраля 1936 г. – бригадир, с 15 апреля того же года – председатель этого колхоза. С октября 1937 г. до октября 1939 г. служил в Особой Краснознамённой Дальневосточной Армии (ф. 1, оп. 2, д. 44, л. 261). 28 декабря 1939 г. был избран первым секретарём исполкома Байсинского сельсовета. 28 августа 1941 г. был освобождён от этой должности в связи с мобилизацией в РККА. Член ВКП(б) с 1942 г. Был награждён орденом Красной Звезды, двумя медалями «За отвагу», медалями «За взятие Кёнигсберга» и «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-45 гг.». 18 февраля 1947 г. райисполком временно освободил его от обязанностей в связи с выездом на шестимесячные курсы в Киров. Председателем сельисполкома временно работал Николай Иванович Кузнецов (ф. 98, оп. 1, д. 14, л. 39), до того – уполномоченный райкома КПСС в сельсовете. Через полгода М.И. Меркулов вернулся к своим обязанностям. Он был избран на организационной сессии 29 декабря 1947 г. Был уволен после ревизии в июне 1950 г. С 2 июля 1950 г. – председатель колхоза им. В.В. Груздовского, укрупнённого 10 октября. С марта 1954 г. – заведующий фермами колхоза им. Груздовского, с января 1955 г. – колхоза им. Калинина. С марта 1956 г. – заместитель председателя этого колхоза. С 1959 г. – тракторный бригадир, в 1960-61 гг. – комплексный бригадир в Байсе. Работал рядовым колхозником. С 1963 г. – снова комплексный бригадир, потом рядовой колхозник. В 1985-87 гг. был председателем Совета ветеранов в сельсовете.
2 июля 1950 г. председателем исполкома был избран Александр Павлович Зыков (1918-2007). Он родился в д. Метели, из середняков. В 1932 г. окончил Байсинскую семилетку и пришёл в колхоз «Метелёвская». С 1937 г. был бригадиром полеводческой бригады. В 1939 г. был призван в РККА и служил до 1946 г. Воевал на Ленинградском, 1-м и 2-м Прибалтийском фронтах, был дважды ранен, вступил в ВКП(б). Младший сержант, разведчик, телефонист, командир отделения связи и артиллерийской разведки. Был награждён двумя орденами Красной Звезды, медалями «За отвагу», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-45 гг.» и «За доблестный труд в годы Великой Отечественной войны 1941-45 гг.». С 1946 г. – в «Дружбе», её председатель в 1947-49 гг. С 1949 г. – председатель «Метелёвской» (ф. 98, оп. 2, д. 16). Он был избран на организационных сессиях 22 декабря 1950 г. и 3 марта 1953 г. С января 1955 г. до марта 1956 г. он работал заместителем председателя вторично укрупнённого колхоза им. М.И. Калинина, затем был председателем парткома колхоза. С 4 марта 1957 г. снова был председателем сельисполкома.
В основном сельсовет занимался руководством сельхозработами в колхозах, которые проходили в сложных условиях. Например, в крупном по тем временам колхозе им. Ворошилова в 1946 г. осталось 9 рабочих лошадей и 8 быков (один из которых был взят в аренду у колхозника). При этом и во время войны, и после неё в колхозах сельсовета работали трактора и комбайны Буйской МТС. Однако сроки и качество выполнения работ в МТС вызывало постоянную критику колхозников. Трудно было с выполнением госпоставок. В 1946 г. Буйский райисполком и Министерство заготовок СССР вчинили председателю колхоза им. Калинина П.П. Кемееву иск в сумме 1600 руб. за невыполнение молокопоставок (д. 32, л. 12). 25 февраля 1946 г. исполком сельсовета принял решение о развёртывании ремесленных производств в колхозах. Решили в колхозе им. Калинина организовать кирпичный завод, выжиг извести, зубление серпов и шорное производство; в «Красном Октябре» - смолокуренное и слесарно-кузнечное производства и выжиг древесного угля; в им. Груздовского – пимокатное производство (д. 32, л. 7).
В 1947 г. основное внимание сельсовет уделил развитию животноводства. На сессии 22 января отметили, что план поголовья выполнили только «Дружба» и «15 лет Октября». По сравнению с 1945 г. поголовье лошадей сократилось на 10 (на 6%), овец – на 49 (на 37%), свиней – на 4, птицы – на 87 голов. Создались трудности с кормами при их разбазаривании на сторону. Было безалаберное и варварское отношение к коню, которое срывало график полевых работ (д. 58, л. 2-3). На 1 октября положение с кормами улучшилось, хотя они не были заготовлены в полной мере – 170 т силоса вместо 200 т, отсутствие веточного корма. План поголовья коней был выполнен на 70 % (83 головы вместо 118), к. р. с. было 83 головы вместо 134, свиней – 42 из 57, овец – 67 из 118, птицы – всего 67 голов. При плане контрактации телят 58 голов законтрактовали 14. План госпоставок молока выполнили на 64%, мяса – на 46% (д. 58, л. 14). По итогам года ни один колхоз не выполнил плана. Лошадей было 65%, к. р. с. – 85% (коров – 45%), свиней – 84% (маток – 51%), овец – 67% (маток – 78%). В течение года пали или были забиты 75 овец, 222 свиньи, 50 голов к. р. с., 37 лошадей. В колхозах «Дуброва», им. Ворошилова, «Красный Октябрь», «Укорныш» было всего по 1 дойной корове (д. 60, л. 10об).
27 апреля исполком сельсовета обсудил ход передачи библиотеки и клуба новым заведующим. В библиотеке выявили недостачу 110 книг стоимостью 123 руб. и взыскали с бывшего библиотекаря в тройном размере (369 руб.). С бывшего заведующего клубом взыскали 300 руб. за пропавшие газеты (д. 59, л. 10).
В декабре 1947 г. в сельсовет, как и в 1939 г., было избрано 17 депутатов. От Байсы – 6, от Верхнего Конца с Ново-Марийском – 3, от Нижнего Конца – 3, от Сосновки с Малой Сосновкой – 2, от Коновалова – 1, от Метелей – 1 и от Комаров – 1 (д. 59, л. 23). В декабря 1950 г. были избраны 14 депутатов: Байса – 4, Верхний Конец (с Ново-Марийском) – 4, Нижний Конец – 3, Сосновка с Малой Сосновкой – 2, Коновалово – 1 (д. 86, л. 36). В 1953 г. избрали 15 депутатов (от Сосновки с Малой Сосновкой избрали трёх) (д. 89, л. 75).
Сев весной 1948 г. затянулся. В колхозах имелись 81 плуг, 83 бороны, 20 сеялок (д. 60, л. 6об). Но тягло использовалось на 50%. Надеялись на технику МТС, но её трактора тоже работали не в полную силу. Были грубые нарушения правил агротехники: мелкая вспашка (глубиной 8-10 см лошадями и 10-12 см тракторами), плохое боронование, посев без боронования, посев не сортированными семенами (д. 60, л. 18). Тем не менее, план сева выполнили на 101,5%, засеяв 1141 га вместо плановых 1126 га (д. 60, л. 22об). Уборочная площадь была 1922 га, осенний сев – 908 га (д. 60, л. 23). Уборка также затягивалась, медленно сдавали зерно в госпоставки. Всего план по зерну был 6027 ц. Председатели колхозов «Дуброва» и им. Калинина грубо нарушили Устав сельхозартели и закон о госпоставках. Так, С.А. Кузнецов скрыл от государства 27 ц ржи, раздав зерно колхозникам. П.П. Кемеев скармливал незаприходованный урожай как фураж лошадям. Ограничились выговором. Победителями соцсоревнования в полеводстве в сельсовете были признаны «15 лет Октября», «Дуброва» и «Укорныш» (д. 60, л. 31-34).
План развития животноводства на 1 января 1949 г. не был выполнен. К. р. с. – 92% (коровы – 120%), свиньи – 156%, овцы – 140%, птица – 85%. Наименьшие успехи были в коневодстве. План сдачи молока был выполнен на 94,5%, мяса – на 79,5%. Сельсовет обязал колхозы организовать учёбу животноводов, пересмотреть их личный состав и расценки за труд, организовать при всех фермах родильные отделения, запаривание кормов, резку соломы, выпаивание сенного и хвойного настоев. В 1949 г. обязали построить 4 скотных двора, 1 конюшню, 2 свинарника и обустроить 150 мест для птицы (д. 60, л. 46-47).
13 апреля 1948 г. сессия рассмотрела вопрос о благоустройстве. Исполком и колхозы были обязаны охранять участки природы, не допускать их самовольной вырубки лесов (вырубили даже берёзы на улицах и на кладбище), сделать запруды на Паровойке и ручье Верхнем, восстановить ключ в селе, посадить 2070 деревьев, оборудовать спортплощадку возле клуба и организовать воскресники молодёжи по санитарной очистке села (д. 60, л. 16-17).
22 января 1949 г. сессия рассмотрела работу школ и детдома. В НСШ было 312 учащихся, из них 46 неуспевающих. В школу не ходили 4 ребёнка, не имевшие одежды и обуви и работавшие в колхозах. 20 неуспевающих были воспитанниками детдома. В начальной школе низкая успеваемость была связана с отсутствием учебников на марийском языке и с плохой подготовкой дошкольников родителями. Сессия обязала школы улучшить успеваемость, особенно по русскому языку, создать пришкольный опытный участок, живой уголок, краеведческий уголок, кружок юннатов-мичуринцев, укрепить связи с колхозами. Учителей обязали провести не менее 3 лекций для населения каждому. Обязали провести силами учащихся сбор золы и птичьего помёта для колхозов (д. 60, л. 43-44).
Сельсовет активно обсуждал работу колхозов. В этом году вместо 7950 тонн навоза вывезли 4230 тонн, из 9 тонн минеральных удобрений не вывезли ни одной тонны. Силоса заготовили 89 тонн при плане 220 тонн (д. 63, л., 18об). Но по хлебопоставкам Байсинский сельсовет занял второе место в районе. Победителями соцсоревнования по сельсовету в полеводстве признали «Метелёвскую» и им. Калинина, в животноводстве – им. Груздовского, который выполнил план поставок молока и сдал авансом 500 литров за 1950 год (д. 63, л. 29об).
 
Источник: Иконников А. Н. "История сельсоветов Уржумского района. Часть 2. Сельсоветы Буйского района в границах Уржумского района" - Уржум: 2011.
 
Категория: История сельских Советов Буйского района | Добавил: Георгич (24-02-12) | Автор: Иконников А. Н.
Просмотров: 905 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск

Форма входа


Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz


  • При копировании и цитировании материалов с этого сайта ссылка на него обязательна! © 2010 - 2019Яндекс.Метрика