Среда, 18-09-19, 04.26

Приветствую Вас Гость | RSS
Село Буйское
Уржумского района
Кировской области

ГлавнаяРегистрацияВход
Меню сайта

Категории раздела
Вятские заводы Мосоловых [4]
География [6]
Документы администрации и Думы села [35]
Здравоохранение [21]
История Буйского района [3]
История сельских Советов Буйского района [58]
История сельских Советов Уржумского района [27]
Исторические справки [10]
Жизнь села и округи [52]
Краеведам [20]
Марийцы [1]
Наши земляки [54]
Образование [30]
Почтовая связь [2]
Православный альманах [57]
Предприниматель [0]
Промкомбинат [5]
Промыслы и ремёсла [17]
Промышленность [8]
Реки, озёра, пруды и родники [14]
Родословная [20]
Род Мосоловых [9]
Сёла, деревни и починки [36]
Совхоз "Буйский" [11]
Транспорт и дороги [0]
Флора и фауна [9]
Фонды Уржумского архива [29]
Ярмарки, базары, торговля [6]
Разное [2]

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Главная » Статьи » История сельских Советов Буйского района

Тарасовский сельский совет
Напечатано с разрешения автора
 
Тарасовский сельский совет.
Работа сельсовета по Конституции 1936 г.
Часть 1
 
Работа сельсовета по Конституции 1936 г. 28 декабря 1939 г. состоялась первая сессия сельского Совета, избранного по новому закону. Всего было 15 депутатов. 21 декабря 1947 г. также избрали 15 депутатов, в их числе было 6 членов партии и 1 комсомолец (ф. 111, оп. 1, д. 31, л. 1об). В декабре 1950 г. из 16 депутатов было избрано от Старого Тарасовского 2, от Нового Тарасовского 2, от Луначарского 2, от Покровского 2, от Ивановского 2, от Гусевского 2, от Александровского 2, от Петрова 1 и от Победы 1 (д. 46, л. 14). Среди них было 3 члена партии и один кандидат ((д. 50, л. 1). В феврале 1953 г. в состав Совета было избрано 14 депутатов, среди них было 5 коммунистов (д. 63, л. 1). В 1955 г. избрали 15 депутатов по традиционной схеме (Тарасовский был признан единым населённым пунктом). В 1957 г. избрали 15 депутатов. В 1959 г. избрали 20 депутатов: от Тарасовского – 4, от Александровского, Гусевского, Ивановского – по 3, от Луначарского, Покровского, Петрова – по 2, от Победы – 1 (д. 86, л. 24-25). На деле они оказались депутатами Буйского сельского Совета.
Был сформирован исполком сельсовета. Председателем был избран И. А. Коновалов.
На этой сессии говорили о развитии общественного животноводства. В ряде колхозов его состояние признали неудовлетворительным. Обязали председателей колхозов укомплектовать фермы, заготовить по потребности корма, в т. ч. силос, и прекратить разбазаривание общественных кормов, а также обучить животноводов на курсах в Уржуме (ф. 111, оп. 1, д. 7, л. 12).
15 февраля 1940 г. исполком снова рассмотрел развитие общественного животноводства. Отмечено, что в «Трудовой семье» в 1940 г. должны приобрести 15 голов к. р. с., закупили только 7. Обязали выполнить план. Всем колхозам указали не разбазаривать корма, а лимитировать их до 1 июня по к. р. с. и до нового урожая по лошадям (д. 8, л. 33). 17 февраля совещание при исполкоме решило в 1940 г. в порядке самообложения собрать по 20 руб. с хозяйств колхозников, рабочих и служащих и по 40 руб. с единоличников, имеющих домашний скот. Всего получилось 4920 руб., в т. ч. с единоличников – 80 руб. 100% самообложения направили на ремонт школ (д. 7, л. 16об).
4 мая исполком обсудил невыполнение своих директив председателями колхозов. «Пахарь» не выслал рабочих на строительство Буйской школы и на лесосплав в Цепочкинский лесоучасток, а «Трудовая семья» не распилила дрова Тарасовской школе. Председателей предупредили (д. 8, л. 35об). 15 мая исполком обсуждал председателей колхозов «Ивановская» и «18-й Октябрь». Колхозы грубо нарушали агротехнику и задерживали сроки сева. Обязали председателей организовать приёмку пахоты и посевов всех культур, посадки картофеля (д. 8, л. 32). Итоги сева обсудили на сессии 30 мая. Сев составил 940,36 га. Из этого количества лён занял 54,91 га, конопля – 5,5 га и картофель – 103 га. Сев прошёл успешно. Применялась звеньевая система, было стахановское движение, каждый колхоз выпустил по 2 стенгазеты, организовал читки газет. Трижды в колхозах побывала на севе кинопередвижка. Закончив сев, перешли к дорожному строительству. План 1940 г. был 790 метров (д. 7, л. 25). 12 июня исполком обсуждал колхоз «Кургановская» и его председателя К. Т. Юркина за срыв дорожных работ. Вместо 5 лошадей выслали на дорогу 3 лошади, не занимались заготовкой камня и песка, не подвозили пищу рабочим. Исполком сельсовета пригрозил применить суровые меры за не выполнение колхозом решений партии и правительства (д. 8, л. 38). 29 августа исполком утвердил план осенне-зимних лесозаготовок. Всего на колхозы сельсовета пришлось 6800 куб. м., в т. ч. трелёвки – 3400 куб. м., подвозки – 3700 куб. м., вывозки – 6000 куб. м. (д. 8, л. 39об). 12 сентября исполком снова обсуждал К. Т. Юркина и И. А. Головизнина («Пахарь») за задержку в уборке и обмолоте. Обязали их организовать круглосуточный обмолот и закончить сдачу хлеба государству к 20 сентября (д. 8, л. 40).
24 сентября 1940 г. на сессии Совета снова ставили вопрос развития общественного животноводства. Отмечен успех. В 1938 г. в колхозах было по 1 ферме, в 1940 г. – по 2 фермы. Обязали колхозы к 6 октября укомплектовать все фермы и построить к концу года скотные дворы, так как ряд ферм был в приспособленных помещениях (д. 7, л. 29). 2 октября обсуждали колхозы «Кургановская» и «18-й Октябрь» за срыв графика хлебопоставок, отсутствие круглосуточного обмолота и отчётности (д. 8, л. 40). Сессия 29 октября, рассмотрев развитие животноводства, обязала утеплить фермы к 2 ноября и укомплектовать их к 6 ноября. Например, в «Советском Востоке» на МТФ должно было содержаться 28 голов, в том числе 15 дойных коров, а в наличии было 22 головы (д. 7, л. 31). Сессия 5 ноября перенесла срок комплектации ферм на 15 ноября. Обязались также участвовать в ВСХВ в 1941 г. (там же, л. 33). 23 ноября на сессии был сделан отчёт исполкома. Сессия постановила открыть красные уголки в каждом колхозе, организовать ежемесячную политучёбу с депутатами, в каждом колхозе организовать кружки по сельскому хозяйству, Красного Креста, художественной самодеятельности, выпуск стенгазет (д. 7, л. 35). 27 декабря 1940 г. исполком обсудил справку РОНО по проверке школ. Отмечено, что Ивановскую школу не посещают 6 ребят, Луначарскую – 13. В Луначарской и Ивановской школах «ребята не культурные, волосы длинные». В Луначарской и Тарасовской школах была низкая успеваемость, а в Ивановской – «не особенно хорошая». Заведующие школами и учителя не придавали должного значения работу по ликбезу (д. 8, л. 43об).
16 января 1941 г. исполком вновь установил самообложение в том же размере, что и в 1940 г. Всего предполагалось собрать 5220 руб., из них с единоличников 80 руб. 50% направили на ремонт школ и 50% - на строительство Буйской НСШ (д. 8, л. 63об).
20 января 1941 г. исполком рассмотрел состояние животноводческих ферм. Обратили внимание К. Т. Юркина на отсутствие тёплой МТФ в Кургане, а председателя «Пахаря» И. А. Головизнина грозили вызвать в райисполком за задержку обмолота и ссыпки семфонда (д. 8, л. 64). 10 февраля исполком рассмотрел состояние транспорта в колхозах. Снова грозили К. Т. Юркину и И. А. Головизнину вызовом в РИК и велели «Кургановской» сделать 4 новые телеги (д. 8, л. 66).
25 февраля 1941 г. сессия поставила вопрос о производстве товаров широкого потребления. Решили организовать в колхозах сельсовета выработку кирпича и выжиг извести, производство тележных ящиков, колёс и ложек и довести планы этого производства до каждого колхоза. Решили также организовать специализированные или комплексные звенья выращивания льна, соблюдать агротехнику, сеять лён по клеверам на 2-3 дня раньше сева зерновых (д. 7, л. 39).
7 марта исполком обсуждал работу «18-го Октября» и «Кургановской» в лесу. Председателям колхозов М. Н. Кабакову и К. Т. Юркину грозили прокуратурой, если они не выведут людей и лошадей в лес 9 марта (д. 8, л. 67). 14 марта исполком впервые утверждал производственные планы и сметы колхозов сельсовета. Постановили внести в планы строительство навозохранилищ в «Советском Востоке», «Агрономе» и «Пахаре». От двух последних потребовали создать специализированные звенья по выращиванию льна. «Агроном» был обязан до 5 апреля выплатить колхозникам долги за 1940 г. в общем размере 4297 руб. и сделать 4 телеги. «Пахарю» предписали открыть кустарное производство ложек (д. 8, л. 67об-68). 26 марта исполком обсудил условия содержания молодняка на фермах. Наихудшее положение было в «Ивановской», где на ОТФ пало 7 ягнят. Говорили о ликбезе и обязали учителей и культармейцев закончить его к 15 мая (д. 8, л. 69об). 4 мая снова рассматривали на исполкоме развитие животноводства. В «Пахаре» от небрежения пала корова, купленная за 4 тыс. руб. Там же пали 5 поросят из 35 приплода и 2 ягнёнка из 13. Обязали И. А. Головизнина провести общее собрание и установить виновных, а на него самого направили материал в райисполком (д. 8, л. 71-72об). 7 мая исполком утвердил спущенный из Буйского лесничества план заготовки коры бересклета и распределил по колхозам 150 кг в сухом виде и 400 кг в сыром (д. 8, л. 73).
12 июня прошла последняя предвоенная сессия Совета. Обсудили итоги сева. Агротехнику в целом выполнили, поля по плану засеяли, работу принимали комиссии. Но сев затянули – с 11 мая до 12 июня. Например, председатель «Ивановской» И. В. Чесноков «отстранился от руководства» и 4 июня раздал лошадей колхозникам для поездок на мельницу. «Ивановская» не начала работы на дорогах, а «Советский Восток» и «Пахарь» не вывели всю положенную по плану рабочую силу. Сессия обязала колхозы завершить дорожные работы до 25 июня (д. 8, л. 50).
В годы войны в сельсовет приехали эвакуированные, но списка их в архиве не сохранилось. В связи с массовой мобилизацией мужчин и коней проблем стало больше. Из 15 депутатов к концу 1941 г. осталось 8 человек.
27 июля сессия обсуждала ход уборки. В колхозах «18-й Октябрь» и «Пахарь» дела шли неудовлетворительно. Сессия предписала колхозам организовать конные объезды полей для охраны зерна и к 15 августа закончить заготовки мяса, молока, яйца, шерсти, кож (д. 8, л. 52). 6 сентября очередная сессия снова обсуждала ход уборки и хлебосдачи. Из 5200 ц сдали государству 1200 ц. Комсомольские организации «плохо уделяют внимание в части воспитания сознательности». Обязали колхозников закончить уборку к 20 сентября, хлебопоставки – к 1 октября, обмолот – к 25 октября. Призвали использовать всю рабочую силу, тягло и сельхозмашины, сложные молотилки Буйской МТС (д. 8, л. 52об). 15 сентября исполком за преступно слабую работу по уборке и хлебозаготовкам грозил направить материал в РИК на председателей «Кургановской» И. Г. Опалева и «Пахаря» И. А. Головизнина (д. 8, л. 79). 10 октября исполком призвал колхозников организовать красные обозы, соцсоревнование в честь годовщины Октября, использовать на вывозке хлеба всё тягло и всю рабочую силу. Напомнили, что на внутрихозяйственные нужды до выполнения госпоставок можно использовать не более 10% урожая. Пока сдали 40% хлеба, особенно слабо работали «Пахарь», «Кургановская» и «Трудовая семья». Грозили председателям вызовом в райисполком. И. А. Головизнин под угрозой передачи дела в прокуратуру обязывался 11 октября отправить на строительство военных заводов в Вятские Поляны и Сосновку 1 подводу и 2 пеших (д. 8, л. 80). 25 октября исполком вновь говорил о низком темпе хлебозаготовок. Из 5007 ц вывезли 2600 ц. «Ивановская» - 260 ц из 701 ц, «Пахарь» - 270 ц из 623 ц, «18-й Октябрь» - 230 ц из 449 ц. Пригрозили председателям колхозов вызовом в райисполком. Рекомендовали сформировать обозы из лучших колхозников и выплачивать им дополнительно 0,5 кг зерна за 1 тонно-километр. Обязали к 7 ноября выполнить планы сдачи молока, мяса, яйца, шерсти. Все силы призвали выслать в поля и не допускать ни одного часа простоя молотилок (д. 8, л. 80об-81). 30 октября сессия Совета объявила сбор подарков и тёплых вещей для красноармейцев, которые следовало выслать до 15 ноября (д. 8, л. 53об). 24 ноября исполком констатировал, что «Кургановская» сдала государству 473 ц зерна из плана 1058 ц. Председателю И. Г. Опалеву снова пригрозили вызовом на райисполком (д. 8, л. 81об). 28 ноября сессия Совета «одобрила телеграмму т. Сталина» и приказала председателям колхозов выплачивать установленную законом дополнительную оплату на уборке. Хлебопоставки решили закончить к 10 декабря (д. 8, л. 54).
12 января 1942 г. исполком сельсовета снова принял самообложение в том же размере – 20 руб. и 40 руб. с единоличников. В силу военного времени общую сумму и направление расходования не определили (д. 8,, л. 80). 20 января сессия Совета прошла с повесткой «Без Ленина по ленинскому пути». Постановили к 18-ой годовщине смерти В. И. Ленина собрать тёплые вещи для РККА и отправить не позднее 27 января, выполнить хлебопоставки к 27 января и поставки льна к 1 февраля (там же, л. 55).
На сессию 13 февраля 1942 г. смогло явиться лишь 4 депутата. Решили в соответствии с постановлением облисполкома пополнить состав постоянных комиссий за счёт сельских активистов. Упор сделали на развёртывании массовой политической работы, включая сбор вещей для РККА, средств в Фонд обороны, помощь районам, «пострадавшим от фашизма». Говоря о предстоящем полевом сезоне, сочли необходимым в каждом колхозе организовать детские ясли. Решили усилить контроль над деятельностью колхозов, опираться на производственные совещания с передовиками, поощрять передовиков (там же, л. 56).
13 марта исполком обсудил срыв графика лесозаготовок двумя колхозами. В. И. Сычугов направлен для наказания в РИК, И. М. Парфёнову вынесли предупреждение (д. 8, л. 86об). Сессия 18 марта говорила о подготовке к посевной. Пункт 4 решения – организовать детясли и детплощадки в каждом колхозе, оборудовать их инвентарём, выделить и подготовить кадры, продукты (д. 8, л. 57об). 25 марта исполком обсудил председателя «Пахаря» Я. И. Самоделкина за плохую подготовку к посевной. Всех председателей колхозов обязали выделить подводы для доставки из Русского Турека крупы для района под угрозой судебной ответственности (д. 8, л. 87). 21 апреля исполком снова обсуждал В. Н. Сычугова и И. М. Парфёнова за плохую подготовку к посевной (д. 8, л. 88).
28 июня сессия Совета подвела итоги весенней посевной. В целом её ход сочли неудовлетворительным. Из плана 1083 га засеяли 983,6 га, в том числе 648 га зерновых и бобовых, 190,6 га технических культур. Не смогли запахать 205,5 га клевера третьего года пользования. Объективная причина – трудности Великой Отечественной войны, поэтому никого из председателей колхозов не наказали. Отметили хорошую работу «Советского Востока» и «Агронома». Названы передовые колхозники. Всего 42 человека на севе по-стахановски перевыполняли нормы (д. 8, л. 60).
31 июля исполком прорабатывал Я. Н. Самоделкина и грозил принять меры, если «Пахарь» не организует выборочную уборку урожая зерновых и льна на созревших участках, не привлечёт на уборку все силы, школьников и подростков (д. 8, л. 90об). 11 сентября исполком снова предупредил И. М. Парфёнова («Трудовая семья») за низкие темпы уборки. Уполномоченный по займу М. Г. Сычугов получил выговор за срыв работы по распространению лотереи и недобор по займу (50% поступало в бюджет сельсовета). И. Г. Опалева и В. Я. Романова предупредили, как депутатов, а не председателей колхозов, о том, что в их селениях «отвратительно» проходит сбор вещей для РККА, не собрали ни 1 кг шерсти, ни одной овчины ни в Кургане, ни в Новом Тарасовском. Их призвали усилить массово-разъяснительную работу (д. 8, л. 92). 13 октября 1942 г. исполком обвинил Я. И. Самоделкина и нового председателя «18-го Октября» Н. И. Заболотских в том, что они грубо нарушили советский закон, на снабдив своевременно парней, мобилизованных в ФЗО (по 1 на колхоз) одеждой и обувью. Вопрос поставили в райисполкоме. Председатели исполнили закон (там же, л. 93).
10 февраля 1943 г. исполком освободил И. А. Коновалова от обязанностей председателя в связи с его переводом в Изиморский сельсовет. Председателем исполкома был избран Василий Алексеевич Печёнкин (1891-?). Он жил в Новом Тарасовском. С 1939 г. – счетовод «Агронома». С 15 мая 1942 г. – секретарь исполкома Сельсовета (д. 8, л. 59). С 12 апреля 1945 г. до конца 1945 г. В. А. Печёнкин снова был секретарём исполкома. Впоследствии – счетовод «Агронома». В январе 1944 г. в исполком вернулся И. А. Коновалов. 12 апреля 1945 г. он был уволен в связи с продолжительной болезнью. Председателем исполкома был избран Яков Иванович Самоделкин (д. 20, л. 19). Он был из Луначарского, с октября 1941 г. – председатель правления «Пахаря», с 10 февраля 1943 г. – секретарь исполкома сельсовета.
25 февраля 1943 г. исполком грозил К. Т. Юркину и Ф. С. Помыткину райисполкомом за срыв графика лесозаготовок. Всех председателей колхозов предупредили, что за убой молодняка их привлекут к ответственности. Это касалось и скота на подворьях. Поэтому тем крестьянам, которые не могли прокормить телят до возраста 6 месяцев, предложили отдать их на колхозные фермы (д. 8, л. 95). 10 марта обсуждали подготовку к севу. Колхозу «Кургановская» предписали выделить его кузнеца для ремонта инвентаря в «18-й Октябрь» и «Трудовую семью». Председателя «18-го Октября» Ф. С. Помыткина предупредили за медленный ремонт и истощённость лошадей. На отдых он поставил всего 3 коней (д. 8, л. 95об). 24 марта прошло производственное совещание при исполкоме по севу. В «Советском Востоке» семян не было, обменять их было не на что, хлеб был отдан государству, и В. С. Питерских полагал, что государство обязано дать ему семена. В «Агрономе» было 100 ц лишнего фуража для обмена на семена. В «Трудовой семье» не было хлеба и нечего было обменять. В «Ивановской» был излишек семян, но не хватало фуража. Совещание решило, что колхозы должны выменять семена или закупить их у колхозников, поставить рабочих лошадей на стойку, по санному пути вывезти навоз, собрать золу и птичий помёт, к 1 мая организовать детские ясли, организовать «сбор в помощь Сталинграду», сохранить всё народившееся поголовье скота, организовать работу кузнецов по графику, обучить к. р. с. на пахоту (д. 8, л. 47). На производственном совещании 10 мая, когда сев уже начался, были те же жалобы. Предлагалось брать зерно взаймы из личных запасов колхозников. В «Ивановской» был излишек семян на 15 га, их дали «Советскому Востоку» в обмен на фураж. Но излишки были только в 10 хозяйствах колхозников. В «Трудовой семье» семян было недостаточно, на хватало 160 ц. Сев здесь затягивался из-за состояния тягла: «лошади совсем не идут – фуража нет» (д. 8, л. 48). 10 февраля 1944 г. К. Т. Юркину грозили прокуратурой за срыв лесозаготовок (д. 8, л. 100). 3 марта 1944 г. исполком грозил ответственностью Ф. С. Помыткину, так как «18-й Октябрь» вместо 3 лошадей направил в лес 2 лошади, ни одной лошади не направил на грузоперевозки в Вятские Поляны, ни одной лошади – на вывозку зерна Ройского спиртзавода (д. 8, л. 101). В течение 1944 г. исполком неоднократно принуждал председателей колхозов во что бы то ни стало выполнять поставки хлеба, мяса, сена, иначе их могли привлечь к ответственности за саботаж (срыв государственного задания в военное время). Неоднократно рассматривали вопрос о помощи семьям военнослужащих и эвакуированных, которых колхозы снабжали продуктами.
6 января 1945 г. исполком решил создать фонд помощи семьям военнослужащих и поручил колхозам провести собрания по сбору продуктов и одежды. Кроме того, К. Т. Юркин («Кургановская») и Ф. С. Помыткин («18-й Октябрь») были предупреждены за не высылку положенного количества людей и лошадей на вывоз зерна из глубинок (д. 20, л. 1об). 16 января исполком предупредил П. Т. Шестопалова («Трудовая семья») и И. А. Головизнина («Пахарь») за не высылку людей и лошадей на заготовку дров для Андреевского завода (там же, л. 2). 15 марта исполком предупредил всех председателей колхозов об ответственности за срыв вывоза зерна из глубинок и заготовки дров для Андреевского спиртзавода (там же, л. 3об). 13 мая сессия Совета предупредила председателей «Кургановской» К. Т. Юркина, «Ивановской» М. И. Котельникова и «18-го Октября» Ф. С. Помыткина за низкие темпы сева (там же, л. 20). 20 июня сессия Совета предупредила всех председателей колхозов, что за невыполнение дополнительного плана ярового сева направит дела на них в райисполком (там же, л. 20об). 4 июля исполком грозил отдать под суд К. Т. Юркина и В. И. Полякова («Трудовая семья») за низкие темпы взмёта паров и прополки яровых (там же, л. 4). 23 августа сессия Совета грозила ответственностью В. И. Полякову и Ф. С. Помыткину за низкие темпы уборки (там же, л. 21). 24 августа исполком грозил передать в районные инстанции материалы по срыву графика хлебозаготовок колхозами «Советский Восток», «Трудовая семья», «Ивановская» и «Кургановская». От колхозов потребовали завершить озимый сев к 30 августа, план уборки в гектарах и по срокам работ довести до каждого хозяйства и установить материальную ответственность за потери урожая, направить в суд дела на колхозников, не выработавших нормы трудодней. Исполком запретил председателям колхозов всякие поездки и самовольные отлучки до окончания уборки и хлебозаготовок и обязал их организовать красный обоз с хлебом (там же, л. 5). 29 августа исполком снова прорабатывал В. И. Полякова и М. И. Котельникова за срыв графика хлебопоставок (там же, л. 5об). 10 сентября по тому же вопросу прорабатывали В. И. Полякова и В. С. Питерских («Советский Восток») (там же, л. 6). 20 сентября эти два председателя колхозов были обвинены на исполкоме в умышленном срыве хлебопоставок и уборки (там же, л. 6). 27 сентября сессия Совета грозила передать дела в райисполком на В. И. Полякова, К. Т. Юркина и И. А. Головизнина за срыв хлебопоставок и задержку озимого сева (там же, л. 21об). 24 октября сессия Совета грозила Ф. С. Помыткину и В. С. Питерских уже прокуратурой за срыв хлебопоставок (там же, л. 22). Сессия 7 ноября 1945 г. грозила за то же К. Т. Юркину (там же, л. 22).
В 1946 г. исполком, отмечая срывы в колхозах, тем не менее, ни разу не пригрозил председателям привлечением к ответственности. 29 января 1946 г. исполком выделил 8 крестьян на Андреевский спиртзавод (д. 20, л. 7); 17 апреля – 4 человек на лесозаготовки (там же, л. 9); 27 декабря – 16 лошадей и 47 человек на вывоз зерна с глубинок (там же, л. 30). 18 февраля по заявлению председателя «Советского востока» В. С. Питерских, который утратил контроль над колхозниками, исполком потребовал от крестьян 19 числа выйти на лесозаготовки, в противном случае были бы оформлены дела в милицию (там же, л. 8). 27 февраля исполком предупредил всех председателей колхозов, что в случае, если они не организуют вывоз картофеля с глубинок и картофель погибнет, то потери государству возместят колхозы (там же, л. 8).
7 марта сессия Совета обсуждала ход подготовки к севу. «Пахарь» и «Агроном» почти не имели семенного материала, «Трудовая семья» и «18-й Октябрь» имели его 60%. Везде семена были плохого качества. Говорили о том, что срывается сбор госзайма. В «Кургановской», как сообщил председатель колхоза в своё оправдание, люди жили плохо. На фермах не осталось ни одной коровы, и колхозники сдавали молоко сами и вносили госпоставки за колхоз (там же, л. 24). 22 марта сессия Совета обсудила работу школ. Например, в Тарасовской школе из 74 учащихся не успевало 10, в Луначарской из 140 – 20, в Ивановской из 90 – 4 ученика. Дети из Петрова плохо посещали школу (там же, л. 25).
11 июня сессия Совета впервые после войны поставила вопрос о развитии общественного животноводства. В этот момент на колхозных фермах оставалось 30 коров, 12 свиноматок и 98 овцематок. Планы контрактации телят и поросят (закупки их у колхозников) не выполнялись. Кормовая база на зимовку не создавалась, ремонт ферм не начинался. Сессия обязала колхозы выполнить планы по поголовью, иметь каждому не менее 3 ферм, приступить к заготовке силоса, выделить и обработать участки при фермах под корнеплоды для скота, улучшить на фермах учёт и ввести для животноводов сдельную оплату труда (там же, л. 26-27). 19 июня исполком обсудил итоги весеннего сева. «Пахарь» из 143 га по плану засеял 125,5 га, «Трудовая семья» из 143 га засеяла 133,5 га, «Советский Восток» из 143 га засеял 117,5 га. Эти колхозы так и не обеспечили себя семенами. Исполком обязал их закупить в районе семена турнепса и рапса и к 25 июня завершить сев на всех плановых площадях. Одновременно колхозы были обязаны выделить 45 человек с лошадьми на государственные перевозки и к 25 июня завершить сбор средств по займу (там же, л. 11).
13 августа 1946 г. Буйский райисполком обсуждал работу Тарасовского сельсовета, халатность председателя его исполкома, и рекомендовал заменить его на В. А. Потапова (ф. 98, оп. 1, д. 9, л. 74 и 78). 16 августа по инициативе райисполкома сессия Совета сняла с должности Я. И. Самоделкина, выплатив ему 200 руб. компенсации за неиспользованный в 1945 г. отпуск. Сняли «за нежелание по-настоящему руководить ходом уборки урожая, зернопоставками, озимым севом, что привело к срыву выполнения августовского графика по сдаче зерна государству и озимого сева, к затяжке уборки урожая». Председателем исполкома до выборов был назначен не депутат Василий Андреевич Потапов (1910-?) . 17 января 1947 г. райисполком решил освободить его в связи с тяжёлой болезнью (ф. 98, оп. 1, д. 14, л. 16об). 21 января сессия сельсовета освободила В. А. Потапова от должности (в феврале 1950 г. он выехал на работу в Киров). Председателем исполкома был избран Василий Сергеевич Глазырин, переведённый сюда из Пустополья (ф. 111, оп. 1, д. 30, л. 4). Однако он работал недолго. 13 апреля райисполком согласно личному заявлению В. С. Глазырина решил освободить его от должности и рекомендовал М. И. Климова (ф. 98, оп. 1, д. 14, л. 75). 18 апреля 1947 г. сессией Тарасовского сельсовета председателем исполкома был утверждён Матвей Иванович Климов. Он же был избран первой сессией Совета 2-го созыва 28 декабря 1947 г. В связи с его скоропостижной смертью Буйский райисполком 15 марта 1948 г. принял решение рекомендовать председателем Тарасовского сельисполкома Николая Александровича Рассанова (1906-?). Он был из Покровского, из середняков. В 1917 г. окончил пятилетнюю Тарасовскую школу. Работал в колхозе. В феврале 1939 г. был избран секретарём сельсовета, с 24 декабря 1939 г. – секретарём сельисполкома, и работал в этой должности до ухода в РККА 1 февраля 1942 г. Был трижды ранен. Воевал на Воронежском, 1-м и 2-м Украинских фронтах. Демобилизовался в июле 1946 г. Беспартийный. Награждён медалью «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-45 гг.». С 13 августа 1946 г. снова работал секретарём сельисполкома (ф. 1, оп. 2, д. 79-Л и ф. 98, оп. 1, д. 36). Избран на сессиях 23 марта 1948 г., 23 декабря 1950 г., 3 марта 1953 г., 7 марта 1955 г. 7 марта 1957 г. последним председателем Тарасовского сельсовета был избран Николай Андреевич Головизнин (1931-?). Он был из Луначарского. Окончил 4 класса местной школы (1943 г.) и Буйскую семилетку (1947 г.), школу ФЗО в Вятских Полянах (1948 г.). Слесарь-ремонтник на заводе «Молот». В 1951-54 г.г. служил в Группе советских войск в Германии, ефрейтор. Затем – рядовой в колхозе «Маяк». На момент избрания пред. исполкома сельсовета был членом ВЛКСМ (ф. 1, оп. 2, д. 79-Л).
21 января 1947 г. сессия Совета поставила вопросы о состоянии общественного животноводства и подготовке к весеннему севу (ф. 111, оп. 1, д. 30, л. 1-4). Доклад делал председатель Буйского РИКа П. Л. Мошонкин. Отметили: «Несмотря на трудные годы в период Великой Отечественной войны, понимая задачи в развитии общественного животноводства, передовые колхозы добились роста в животноводстве, например, колхозы «Агроном», «Пахарь» и по лошадям «Советский Восток»; «но, однако, сессия отмечает, что работа по развитию общественного животноводства в ряде колхозов поставлена крайне не удовлетворительно – «Трудовая семья», «Ивановская». Государственный план в 1946 году по основным видам скота по с/совету не выполнен, за исключением свиного поголовья. Произошло снижение по лошадям на 9%, крупному рогатому скоту на 6% и овцам на 10%». Особенно нетерпимое положение было в коневодстве – нет бережного отношения к коню, сохраняются обезличка и варварское отношение к животным. Например, в «Кургановской» при вывозке зерна из глубинок на линейный пункт два колхозника убили лошадь. Из 50 конематок абортировало 16 в «Советском Востоке», «Пахаре» и «Кургановской». Кормовая база в ряде колхозов не создаётся. Так, в «Ивановской» до конца зимовки не хватало 250 ц грубых кормов, тогда как в «18-м Октябре» были их излишки, а обмен или покупка не производились. На весеннюю посевную засыпали только 60% семян зерновых и бобовых. При этом в «Ивановской» влажность овса была 28%, ячменя – до 24%. Ремонт сельхозмашин проводил один «Пахарь». Сессия обязала председателей колхозов и исполком устранить недостатки в подготовке к севу и в животноводстве. Общественное животноводство было определено одной из главных задач развития колхозов и средством укрепления их экономики. Председателей колхозов в целом и лично К. Т. Юркина («Кургановская») и М. А. Рассанова («Трудовая семья») предупредили о том, что разбазаривание общественного скота будет расцениваться как действия, направленные на ослабление колхозного хозяйства. Запрещён убой любого скота на фермах до выполнения государственного плана поголовья. В 1947 г. каждый колхоз был обязан иметь не менее 4-5 дойных коров. Колхозы были обязаны в течение года законтрактовать не менее 150 голов молодняка у колхозников. Сессия потребовала усилить контроль за содержанием лошадей, ликвидировать обезличку в их использовании, виновные в нанесении ущерба должны были немедленно рассматриваться на общих собраниях колхозов. Должны быть выделены участки при фермах по 3-5 га для посадки кормовых культур. На весенний сев забронировать сено по 4-5 ц на лошадь. Потребовали прекратить необоснованную замену животноводческих кадров. Решили подготовить в каждом колхозе к. р. с. для полевых работ не менее 50-60 голов по сельсовету. В каждом колхозе предписали организовать звенья высокого урожая зерновых и технических культур и картофеля, организовать агрономическую учёбу колхозников в школе РКШ.
18 апреля сессия снова говорила о весеннем севе (д. 30, л. 4-6). Семян было уже 84% зерновых, 50% льна, 60% картофеля и 72% многолетних трав. Вывезли навоза 650 тонн из плана 1300 тонн, и «Советский Восток» к этой работе не приступал. Подтвердили решения предыдущей сессии.
5 июня сессия Совета обсудила вопрос о дорожном строительстве (д. 30, л. 7-8). Отмечено, что при ослаблении контроля со стороны исполкома и при попустительстве председателей колхозов содержание дорог на территории сельсовета крайне не удовлетворительное. Проезд автотранспорта по тракту Буйское-Байса становится совершенно невозможным. «Ивановская» и «Советский Восток» не вывезли ни кубометра гравия и песка. В колхозах не выделены дорожные ремонтёры и не созданы постоянные дорожные бригады. Сессия обязала колхозы выполнить план дорожных работ, установленный райисполкомом. Заготовить и вывезти 80 кубометров лесоматериалов, 250 кубометров гравия и песка, построить вновь мост в Ивановском и трубу у Бушковского леса. За колхозами закрепили участки тракта. Что касается весеннего сева, то из плана 856 га посеяли только 786 га из-за отсутствия семян. Предложили их изыскать и полностью посеять площадь до 15 июня. Не выполнялся план сырьевых заготовок. Так, «Советский Восток» сдал 23 л молока из плана 1116 л, «Ивановская» - 125 л из 1400 л, «Кургановская» - 175 л из 1360 л. Сессия предупредила председателей этих колхозов, что при не исправлении положения до 15 июня они будут привлечены к ответственности.
19 июля 1947 г. сессия Совета снова говорила о развитии общественного животноводства (д. 30, л. 10). Некоторые колхозы имели только по 2 фермы вместо 4-5 ферм по плану. Нужно было немедленно закупать скот у колхозников. Предложили колхозам укомплектовать фермы до 15 августа. «Советский Восток» сдал 150 л молока, а «Трудовая семья» из плана мясопоставок 800 кг сдал 13 кг.
30 сентября 1947 г. сессия Совета снова вернулась к вопросу животноводства. Хлебопоставки были выполнены – 4380 ц при плане 4253 ц. Но если «Агроном», «Советский Восток» «Трудовая семья» выполнили поставки досрочно, то «18-й Октябрь» их к 30 сентября ещё не выполнил. Уборка завершилась полностью – 1484 га. План развития животноводства оказался сорван. Было 133 лошади вместо 158, к. р. с. – 78 голов вместо 136, 51 свинья вместо 57, 124 овцы вместо 153. Обязали председателей колхозов выполнить план поголовья к 20 октября.
В 1948 г. в работе Совета, кроме обычных кампаний (сев, уборка, финплан) ключевым направлением было развитие общественного животноводства. О нём говорили на сессиях 23 марта, 25 мая, 29 октября, а в увязке с полевыми работами – и на других сессиях (протоколы заседаний исполкома за 1947-49 гг. не сохранились). 23 марта депутаты признали, что колхозы сельсовета «позорно сорвали выполнение государственного плана развития общественного животноводства по всем видам скота в 1947 г.» (ф. 111, оп. 1, д. 31, л. 7-9). По лошадям план поголовья был выполнен на 79%, по к. р. с. – на 76%, по свиньям – на 43% и по овцам – на 65%. В январе-феврале 1948 г. в колхозах пало 2 лошади (в «Пахаре» и в «Агрономе») и 15 поросят (все в «Агрономе»), а закупили на фермы на весь сельсовет 1 голову к. р. с. Большая бесхозяйственность допускалась в хранении и расходовании кормов. Дополнительную оплату труда по итогам работы животноводов не внедрили. Обязали исправить положение в течение года. Предложили создать в колхоза производственные бригады и закрепить скот за ними, а в бригадах – за конкретными людьми. Обязали председателей колхозов организовать откорм скота, предназначенного для госпоставок, ввести дополнительную оплату, организовать соцсоревнование. 24 апреля, обсуждая подготовку к посевной, сессия Совета обязала ликвидировать обезличку в уходе и использовании рабочих лошадей, быков и коров, поставить слабых лошадей на усиленное кормление, подготовить не менее 14 быков и коров для полевых работ (там же, л. 9об). Этот вопрос снова встал на сессии 24 февраля 1949 г. (там же, л. 19). Ни один колхоз план поголовья (кроме овец) не выполнил, была мала продуктивность скота, не сохранялся молодняк у колхозников, фураж и сено не бронировались, в «Пахаре», «Кургановской» и «Ивановской» тягло было побито. Потребовали выполнить план в 1949 г. и иметь минимум 5 голов сверх плана для сдачи государству и т. д.
Сессия 28 апреля 1949 г. обсудила работу исполкома в 1948 г. Не соблюдались конституционные сроки созыва сессий, не работали созданные депутатские комиссии, мало обсуждалось вопросов колхозного строительства и дисциплины труда в колхозах, слабо выполнялся план лесозаготовок, не были исполнены финансовый план и бюджет, сами депутаты имели налоговую задолженность (там же, л. 21-22). В 1949 г. долги сохранялись, о чём говорили на сессии 23 мая (там же, л. 22об-23). Особенно досталось колхозу «Пахарь». По займу из 5875 руб. собрали 100 руб., подоходного налога из 2310 руб. уплатили 500 руб., налог на холостяков совсем не собирался. Председатель колхоза И. А. Головизнин даже лично обещал уплатить не ранее июля. Уполномоченные по займу не работали. Председатель «Ивановского» лично задолжал 300 руб., председатель «18-го Октября» – 600 руб. Решили вызывать неплательщиков займа на исполком.
25 июня сессия Совета обсудила задачи по выполнению трёхлетнего плана развития животноводства (д. 32, л. 3-4). Хотя председатель «Агронома» В. Я. Романов заявил о том, что «план на колхоз спущен слишком велик», зав. райсельхозотделом А. Г. Губин дал всем отповедь: план реален. В колхозах на этот период не хватало до плана 21 головы к. р. с., 18 свиней и 605 голов птицы (по овцам план выполнили). Особенно отставали «Советский Восток», «Пахарь» и «18-й Октябрь», в которых не заготавливался силос, не ремонтировались и не строились фермы. 27 сентября сессия вернулась к этому вопросу. План не был выполнен, больше всех отставал «18-й Октябрь» (там же, л. 8-9). 15 октября сессия отметила, что в «Советском Востоке» и «18-м Октябре» фермы так и не укомплектованы, в «Советском Востоке» и «Пахаре» так и нет свинарников, кормами скот не обеспечен (там же, л. 10). Был дефицит рабочей силы. Председатель «Кургановской» А. А. Охотин на сессии 16 июля жаловался в связи с задержкой уборки: «Все идут для поступления в районы, в школы и на заводы, а на колхозных полях остаются только старики да подростки». Его поддержал председатель «Пахаря» депутат И. А. Головизнин: «Трудовая дисциплина в ряде колхозов расшатана, наблюдается текучесть молодёжи. Как их задерживать на период уборки? Этим самым в колхозах нет той дисциплины» (там же, л. 5). Двойственной была роль Буйской МТС. МТС требовала от колхозов заготовку чурки для газогенераторов, отвод под комбайновую уборку только соответствующих возможностям тогдашней техники участков и предпосевной вспашки полей на лошадях (там же, л. 5об). Колхозы же надеялись на МТС и даже не выполняли государственный план конского поголовья. По хлебозаготовкам Тарасовский сельсовет был в августе на 14 месте в районе из 15 возможных (там же, л. 7).
Другим слабым местом оставалось выполнение бюджета. Говорили о срыве финплана практически на каждой сессии. За 10 месяцев 1949 г. при плане доходов 58400 руб. собрали 41760 руб., из плана расходов 55900 руб. ассигновали 3758 руб. Колхозы не уплатили 9000 руб. подоходного налога. Не платили даже лично председатели колхозов И. А. Головизнин (487 руб.), П. Р. Комиссаров (480 руб.), депутат сельсовета А. И. Верещагин (732 руб.) (там же, л. 12). Хронически не финансировались школы и Тарасовская изба-читальня. Работу последней сессия 29 декабря 1949 г. признала неудовлетворительной, но и финансирование составило по году 74% плана (там же, л. 13). В Луначарской школе в первом полугодии 1949-50 учебного года было плохое снабжение оборудованием, дровами и керосином, особенно для самих учителей. Отсеялись 4 ученика. О том же говорила и депутат сельсовета, зав. Ивановской школой Антонида Сергеевна Опалева (но успеваемость и посещаемость у неё были 100%). Та же картина была и в Тарасовской школе (там же, л. 17об).
Естественно, что при отчёте Н. А. Рассанова на сессии 23 ноября работа исполкома в 1949 г. была признана «совершенно не удовлетворительной». По-прежнему не работали депутатские комиссии, депутаты и исполком не интересовались трудовой дисциплиной в колхозах и пр. (там же, л. 11-12).
10 января 1950 г. исполком установил размер самообложения в размере 20 руб., 40 руб. с единоличника, а всего сумма составила 5580 руб. Все средства предназначались для постройки дома для учителей (д. 46, л. 2). 10 января 1951 г. на исполкоме выяснилось, что средства ушли на ремонт школ. На 1951 г. самообложение установили в том же размере, всего 5910 руб. 75% направили на ремонт школ и 25% на ремонт медпункта (д. 46, л. 18). Аналогичные решения принимались и в последующие годы.
14 марта исполком указал председателям колхозов «Кургановская» и «Пахарь» на «бездушное отношение к выполнению животноводческой продукции» и потребовал от них выполнить поставки с недоимками прошлых лет (д. 46, л. 6). 29 марта 1950 г. депутаты снова констатировали срыв планов развития животноводства, особенно в «Ивановской», «Кургановской» и «18-м Октябре». В первом квартале уже пало 4 лошади, половина из них в «Пахаре». По к. р. с. план не был выполнен в «Ивановской» на 13 голов, в «18-м Октябре» на 14 голов, в «Советском Востоке» на 12 голов; по свиньям план не был выполнен в «Ивановской» на 16 голов, в «Кургановской» на 21 голову, в «18-м Октябре» на 17 голов. По птице план был выполнен на 11%. Кормов не хватает, к скармливанию они не готовятся, скот содержится скученно, продолжается падёж (4 лошади, 2 коровы и 5 овец). Сессия обязала колхозы выполнить план поголовья к 1 мая (д. 32, л. 18-19). 10 апреля исполком констатировал срыв планов дорожного строительства. Зимой колхозы имели план заготовки 100 кубометров камня и вывозки 135 кубометров, но ни один из них к работе не приступал. Потребовали «усилить работу по дорожному строительству в период до 15 мая», а с 15 мая приступить к ремонту дорог, в каждом колхозе организовать бригады (д. 46, л. 7). 10 мая исполком рассмотрел ход весеннего сева и признал его в ряде колхозов неудовлетворительным. Так, сельсовет по району занимал 12-е место. «18-й Октябрь» из плана 112 га посеял пока 6 га, а «Советский Восток» посеял 50% плана (96 га). Тракторный отряд №13 Буйской МТС плохо организовал работу, нормы выработки не выполнялись. На том же заседании говорили о подписке на заём. Из плана 42 тыс. руб. подписали на 32 тыс. руб., но собрали 545 руб. В «18-м Октябре» и «Агрономе» подписку распространили на 50% (д. 46, л. 8). 30 мая и 17 июня депутаты говорили о бюджете, особенно по сбору средств госзайма. 70% собранных средств шли в бюджет сельсовета. Между тем сельсовет был на 14-м месте в районе по сбору средств займа. Задерживалась зарплата учителям, медработникам и культурным работникам (д. 32, л. 26-27).
 
Источник: Иконников А. Н. "История сельсоветов Уржумского района. Часть 2. Сельсоветы Буйского района в границах Уржумского района" - Уржум: 2011.
 
В начало                                                                                                   Продолжение следует
Категория: История сельских Советов Буйского района | Добавил: Георгич (19-02-12) | Автор: Иконников А. Н.
Просмотров: 952 | Теги: тарасовский, сельсовет | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск

Форма входа


Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz


  • При копировании и цитировании материалов с этого сайта ссылка на него обязательна! © 2010 - 2019Яндекс.Метрика