Пятница, 20-09-19, 21.35

Приветствую Вас Гость | RSS
Село Буйское
Уржумского района
Кировской области

ГлавнаяРегистрацияВход
Меню сайта

Категории раздела
Вятские заводы Мосоловых [4]
География [6]
Документы администрации и Думы села [35]
Здравоохранение [21]
История Буйского района [3]
История сельских Советов Буйского района [58]
История сельских Советов Уржумского района [27]
Исторические справки [10]
Жизнь села и округи [53]
Краеведам [20]
Марийцы [1]
Наши земляки [55]
Образование [30]
Почтовая связь [2]
Православный альманах [57]
Предприниматель [0]
Промкомбинат [5]
Промыслы и ремёсла [17]
Промышленность [8]
Реки, озёра, пруды и родники [14]
Родословная [20]
Род Мосоловых [9]
Сёла, деревни и починки [36]
Совхоз "Буйский" [11]
Транспорт и дороги [0]
Флора и фауна [9]
Фонды Уржумского архива [29]
Ярмарки, базары, торговля [6]
Разное [2]

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Главная » Статьи » История сельских Советов Буйского района

Адовский сельский Совет
Напечатано с разрешения автора
 
Адовский сельский Совет в годы коллективизации
Часть 2
 
В период, когда во главе Совета стоял А.. А. Цыпленков, на этой территории происходил наиболее сильный нажим на крестьянство. 16 июня, например, пленум Совета утвердил план заготовки 7 тыс. пудов мочала, 1500 пудов луба и 1000 кубометров дров. 9 хозяйств получили твёрдые задания (д. 14, л. 37). 17 и.юля совещание председателей колхозов приняло решение о сборе госзайма в размере 21 трудодня с каждого трудоспособного колхозника (д. 14, л. 61).
В Книге памяти жертв политических репрессий нет жителей сельсовета, осужденных в период проведения коллективизации. Репрессии были раньше. Так, 15 мая 1920 г. особый отдел 3А приговорил за службу в армии Колчака к расстрелу жителя д. Канчера Романа Георгиевича Соколова, 1894 г. р. Он был расстрелян в тот же день и реабилитирован 10.06.1992 г. В мирное время 16 февраля 1922 г. уездный народный суд за службу в белой армии вынес всего лишь общественное порицание жителю д. Старо-Крюковской Феоктисту Васильевичу Бушмелеву, 1894 г. р. (реаб. 21.01.1993 г.).
3 июля сельская налоговая комиссия ввела индивидуальное обложение для 8 хозяйств. 1) Рожков Игнатий Антонович (д. Адово), бывший арендатор мельницы и эксплуататор чужого труда; 2) Григорьевых Степан Егорович (д. Канчера), «хозяйство нажито за счёт эксплуатации машин и кустарной мастерской с наёмным трудом»; 3) Григорьевых Пётр Сергеевич (д. Канчера), «хозяйство нажито от всяких подрядов по малярному делу»; 4) Щиновы Афанасий Никифорович и Михаил Никифорович (д. Платуны), «хозяйство нажито за счёт маслозавода с применением наёмной рабочей силы»; 5) Бызов Николай Степанович (д. Ново-Крюково), «хозяйство нажито за счёт маслобойни и подрядов по кирпичному делу с наймом рабочих, от торговли мясом»; 6) Резвых Михаил Михайлович (д. Воронское), «хозяйство нажито за счёт торговли»; 7) Перевалов Иван Михайлович (д. Воронское), «хозяйство нажито злостной меной коней»; 8) Суворов Фрол Феоктистович (д. Воронское), «хозяйство нажито за счёт торговли, продажи покупной свинины и эксплуатации с/х машин, имел овчинную мастерскую» (д. 14, л. 52).
24 июля 1931 г. президиум сельсовета утвердил индивидуальное налогообложение для 9 хозяйств. 1) Желтышев Афанасий Евстигнеевич (д. Мари-Мерзино) как кулак; 2) Усков Николай Алексеевич (д. Платуны) как лишенец, нажившийся за счёт эксплуатации чужого труда; 3) Усков Абрам Никитович (д. Платуны) как «живущий в настоящее время за счёт нажитого в прошлые годы за счёт эксплуатации чужого труда», кулак; 4) Щинов Сергей Евсеевич (д. Платуны) как нажившийся за счёт эксплуатации машин и сушилки и др. средствами, в том числе от купчей земли; 5) Шамов Андриан Петрович (д. Адово) как бывший торговец и эксплуататор; 6) Ветошкин Агей Фёдорович (д. Адово) как бывший эксплуататор; 7) Рублёв Никон Артемьевич (д. Рублёво) как эксплуататор чужого труда, нанимавший батраков «даже в последнее время»; 8) Суворов Куприян Тимофеевич (д. Воронское) как бывший торговец; 9) Вершинин Василий Иванович (н. п. не указан) как нажившийся за счёт эксплуатации машин, перекупки скота и мяса, от купленной земли 40 десятин (до 1921 г.). В то же время 57 хозяйств были освобождены на 100% от уплаты сельхозналога (д. 14, л. 53).
27 июля президиум райисполкома постановил выселить за пределы района вместе с семьями группу крестьян. В их числе были и жители данного сельсовета. Это был А. Е. Желтышев, «53-х лет, бывший торговец, спекулянт, владелец купчих земель, эксплуататор чужого труда при помощи с/х налога, участник Байсинского восстания 1919 г.» (с семьёй). Это был Иван Артемьевич Урлапов из Меркушей, 54 лет, раскулаченный (с женой). И. А. Урлапов был реабилитирован в 2007 г. (ф. 1, оп. 1, д. 52а, л. 143-147).
4 августа президиум Совета утвердил список твёрдых заданий по хлебозаготовкам (в деле списка нет). А. С. Вершинин был оштрафован на 150 руб. за срыв уборки. Группу крестьян поч. Самообразователь скопом оштрафовали на 200 руб., одного крестьянина за топку печи днём – на 3 руб. (д. 14, л. 48).
8 августа группа бедноты устанавливала твёрдые задания по хлебозаготовкам. Их получили А. Ф. Ветошкин, М. П. и А. П. Шамовы, В. И. Вершинин, Н. А. Рублёв, А. Н. Перескоков, С. Е. Щинов, Н. А. Усков, Т. В. Чулков (имел маслобойку), О. Д. Копанев (перекупал хлеб в 1927-28 гг., торговал лесом до 1928 г., торговал кирпичом, покупая сотню штук за 2,5 руб. и продавая по 5 руб., в 1922-29 гг. постоянно держал батрака, арендовал 12 га земли) и Г. Г. Дудоров (арендовал землю до 1928 г. и продавал хлеб на рынке) (д. 14, л. 58-61).
Шла работа по сбору средств госзайма. В 1931 г. было задание собрать 13925 руб. (д. 14, л. 12об). На пленуме Совета 20 сентября отчиталась Адовская школа. Для детей бедняков в ней были организованы горячие завтраки с помощью кооперации, им выдали кожаную обувь и мануфактуру. Школьники собирали утильсырьё (д. 14, л. 93).
7 октября пленум Совета говорил о развитии колхозов. Ходатайствовали перед райисполкомом об открытии маслобоен в «Ново-Крюковской» и «25-м Октябре» и овчинных мастерских в «Земледельце» и «Красном тракторе». Решили расширять колхозы путём агитации и разъяснения, провести отчётные собрания колхозов перед единоличниками и «на собраниях следить за отдельными личностями, ведущими разлагательскую работу в колхозах и среди единоличного сектора, каковых привлекать к ответственности как антиколхозников» (д. 14, л. 89-90).
28 октября президиум Совета снова давал твёрдые задания. Они касались льнопродуктов. Л. В. Садырев, И. А. Мосунов, Ф. Г., Л. Г. и С. Н. Рублёвы должны были на пятерых сдать 2,05 пуда кудели и 1,94 пуда семян льна (д. 14, л. 98). 5 ноября 1931 г. пленум наложил твёрдые задания по лесозаготовкам в пятикратном размере – по 50 кубометров (д. 14, л. 100).
В 1932 г. план сбора средств займа был 15920 руб. (д. 14, л. 157). План лесозаготовок по сравнению с 1931 г. был уменьшен на 50% (д. 14, л. 114), план хлебозаготовок – на 13,8% (д. 14, л. 120). Продолжали штрафовать крестьян. За убой скота – по 3 руб., за сдачу снятого молока на сепаратор в Ново-Крюкове – 15-30 руб. и пр.
29 марта 1932 г. группа бедноты в Воронском выявила ещё одного зажиточного – Ивана Семёновича Антышева. Он содержал наёмного работника в 1924 г. В течение года в 1928 г. у него была овчинная мастерская с учеником. Но до того времени он был бедняком. Группа бедноты не вынесла определённого решения (д. 14, л. 110). Президиум Совета 12 апреля обсудил данный вопрос. Решили: «Держал работницу, как имел много детей, имел овчинный завод только 1 год, а до этого времени сам жил в работниках, и вообще хозяйство не представляет из себя мощное, где можно было судить об эксплуататорской наживе, а поэтому думаем, что дать твёрдое задание нереально» (д. 14, л. 143).
8 мая 1932 г. прошёл серьёзный пленум Совета по коллективизации. Председатель Райколхозсоюза Попов раскритиковал ход сева в сельсовете: если колхозы были полностью обеспечены семенами и лошадями, то у единоличников сеять было нечем и не на чем. Попов предупредил: «Но, товарищи, неверно, что единоличному сектору невыполнимо и всем нам нет дела. Это неверно, что все – кулацкие подпевалы. Затем есть ещё сейчас постановление райисполкома, в счёт выходов земельная площадь не возвращается, и также не получают надела земли от единоличного сектора, и у вышедших из колхоза земля засевается общественной запашкой». Ф. Е. Рублёв: «Подготовка к весеннему севу прошла не совсем аккуратно, разделили семфонды и выход из колхозов, всё это выходки не нашего сектора, а кулацкие выходки». Колхоз «Дружба» совсем распался, сеялку передали за 150 руб. в «Боевик». (д. 14, л. 137-138). Президиум 25 мая отметил, что колхозы закончили сев на 100%, а единоличники – на 30%. У единоличников не было семян, безлошадным беднякам не оказывалась помощь. Решили распахать целину у Ново-Крюкова, разделив площадь по селениям (д. 14, л. 121). Единоличникам выделили из страхового фонда 265 ц семян (д. 14, л. 142).
11 августа 1932 г. президиум Совета установил план хлебозаготовок. Всего задание было 4300 ц на единоличников и 2145 ц на колхозы. Твёрдые задания дали двум «кулакам» - А. П. Шамову 30 ц и Татьяне Васильевне Шамовой 33 ц (д. 14, л. 165). 13 августа комиссия по хлебозаготовкам решила, что в хлебозаготовки пойдёт до четверти валового урожая в маломощных деревнях и треть – в мощных (д. 14, л. 168). Картофелезаготовки составили 1620 ц с единоличников и 450 ц с колхозов. Обоим Шамовым дали твёрдые задания по 10 ц (у них были участки по 0,5 га) (д. 14, л. 171). 9 марта 1934 г. персональное дело А. П. Шамова рассмотрел президиум Совета. А. П. Шамов подал заявление о восстановлении в избирательных правах. Он был их лишён за торговлю мануфактурой и бакалеей и закуп хлеба до 1917 г., хотя дело вёл его отец, а сын был приказчиком. Раздел их хозяйства был только в 1921 г. «При ограничении его доходов со стороны с/с Шамов А. П. скрылся и проживал неизвестно где до настоящего времени. Хозяйство Шамова раскулачено, и в хозяйстве не имеется никакого имущества и скота, с земельным наделом связан». Передали это дело на усмотрение РИКа (д. 22, л. 1). В августе президиум рассмотрел дело второго брата, М. П. Шамова. Ему тоже отказали в восстановлении в избирательных правах как сыну кулака. Он был лишенцем с 1918 г., занимался торговлей, в 1929 г. его хозяйство было окончательно ликвидировано. Жил на квартире, пользовался земельным наделом как единоличник, «недостатков в существовании по сравнению с другими не ощущает, живёт на ранние нетрудовые доходы» (д. 23, л. 7об).
16 ноября 1932 г. совещание при сельсовете решило организовать «марксистко-ленинское воспитание», то есть политучёбу. Решили проводить занятия группы кандидатов в партию по воскресеньям, а в колхозах – каждый вторник (д. 15, л. 14).
План весеннего сева в 1933 г. был 2173 га. Сеяли 1541 га овса, 49 га ячменя, 29,5 га пшеницы, 39 га гороха, 18 га вики на сено, 164 га льна, 64,5 га силосных культур, 4 га корнеплодов, 15 га овощей, 24,5 га однолетних трав и 207,6 га многолетних трав (д. 18, л. 12). Осенний сев составил 1475 га (там же, л. 50).
Совет применял к крестьянам меры как наказания, так и поощрения. 18 января 1933 г. президиум дал твёрдые задания по севу М. П. и Т. В. Шамовым – по 3,75 га овса, 0,5 га картофеля и 0,25 га льна. К тому времени А. П. Шамов был раскулачен, его постройки частично передали «Красному Интернационалу» (д. 18, л. 4-5). 19 января за невыполнение мясопоставок (по 88 кг) оба хозяйства были оштрафованы по 300 руб. (д. 18, л. 8). 8 февраля за невыполнение мясопоставок были оштрафованы 5 человек, от 50 до 150 руб. (д. 18, л. 13). 24 марта за невыезд в лес были оштрафованы трое по 20 руб. (д. 18, л. 24). 2 апреля президиум Совета обсудил работу по ликбезу и признал её неудовлетворительной. Три человека за срыв лесозаготовок были оштрафованы по 25-50 руб. Лучшим активистам по сбору доходов местного бюджета выделили мануфактуру (д. 18, л. 30 и 35). 11 мая за невыезд в лес оштрафовали ряд крестьян по 5-20 руб., за сон во время дежурства в пожарной части – штраф 5 руб. Среди передовиков сева – колхозников – распределили 80 метров мануфактуры (д. 18, л. 25). 14 мая единоличники за срыв посевной получили штрафы по 10-50 руб. (д. 18, л.27). 15 мая президиум специально обсуждал ход сева в Воронском. Троих единоличников оштрафовали на сумму 10-25 руб. (д. 18, л. 29). 17 мая президиум снова обсуждал сев в Воронском. План сева был выполнен на 15%. Агротехника не соблюдалась. Оштрафовали 10 крестьян по 15-50 руб. (д. 18, л. 28). 17 июля президиум Совета оштрафовал 8 граждан за срыв заготовок молока в размере от 17,5 до 76 руб., за неисправность дымоходов были штрафы 5 руб., два крестьянина за не вспашку паров были оштрафованы на 15 и 25 руб. (д. 18, л. 44). 2 августа за срыв мясопоставок 10 человек были оштрафованы по 72 руб. каждый (д. 18, л. 51об).
28 мая 1933 г. расширенный пленум Совета обсуждал дело Г. П. Ардашева. В 1929 г. его лишали избирательных прав, потом восстановили в них. Он «записался в колхоз, и разлагал колхоз, и занимался спекуляцией в колхозе, за что был вычищен из колхоза, и, несмотря на это, всё же продолжает спекулировать, был обложен индивидуальным налогом в 1932 году, в уплате налогов упорно отказывается, за что и было имущество продано». Его снова лишили избирательных прав и дали ему твёрдые задания (д. 18, л. 26). Общее собрание колхоза «Красный трактор» (документ не датирован) обсуждало дело И. Д. Копанева. Он взялся строить мельницу, распилил на мелкие части 7 деревьев, на три дня остановил все работы. При вступлении в колхоз он скрыл и продал плуг и корзину от тарантаса. Часто на общие собрания являлся пьяным, выступал против колхозов. Вступил в колхоз только потому, чтобы избавиться от данного ему в 1931 г. твёрдого задания. В 1932 г. за срыв собрания был осужден и приговорён судом к штрафу в размере 150 руб. До вступления в колхоз И. Д. Копанев был перекупщиком мяса и масла, подрядчиком на строительных работах, арендатором земли. За сознательно нанесённый колхозу на строительстве мельницы ущерб собрание решило исключить И. Д. Копанева из колхоза, лишив обобществлённого инвентаря, и потребовать денежного возмещения 50% нанесённого ущерба в сумме 42 руб. (д. 18, л. 54-55). С другой стороны, 10 декабря 1933 г. президиум Совета снял твёрдое задание с С. Н. Ускова, который вступил в колхоз и честно там работал (д. 18, л. 25бис).
13 мая 1934 г. президиум Совета изъял наделы у 8 бедняцких хозяйств, не способных отсеяться (в их числе был и бывший председатель Совета А. А. Цыпленков), и частью даже по их собственным просьбам передал землю в колхозы. Одновременно президиум обязал 9 единоличников с более мощными хозяйствами отсеяться до 15 мая, в противном случае дела на крестьян передавались бы в суд, а земля передавалась бы колхозам (д. 22, л. 10). 8 сентября 1934 г. провели выездной президиум в Канчере, по поводу срыва выполнения государственных обязательств, и угрожали штрафами (д. 23, л. 11). Более серьёзный разговор произошёл на выездном заседании президиума 9 сентября в Воронском. «Большевистские темпы» из 347 ц хлебопоставок выполнил 157,56 ц, а финплан сорвал, и председатель колхоза П. И. Резвых заявил: «Финансовый план с некоторых хозяйств совершенно нечего взять, а потому я не обязуюсь». Два хозяйства были оштрафованы по 300 руб. Так как по займу из плана 1080 руб. была подписка на 205 руб., а собрали 25 руб., то уполномоченного сняли с работы и отдали под суд (д. 23, л. 12).
В ноябре прошли перевыборы Советов. В Адовский сельсовет избрали 20 членов, 12 кандидатов, среди которых было только 3 женщины и 1 член партии – Ф. Е. Рублёв. Избрали также 9 членов ревизионной комиссии. В секциях состояло 85 членов (д. 86, л. 1об-4). В 1934 г. в сельсовете было 20 человек, лишённых избирательных прав, против 25 лишенцев в 1930 г.: четверо из них умерли, а один был осужден с поражением в правах (д. 23, л. 17).
12 декабря 1934 г. пленум впервые рассмотрел вопрос о развитии общественного животноводства. Тогда была только одна свиноферма в «Новокрюковской». Пленум обязал колхозы в январе 1935 г. организовать свинофермы в «Мари-Дружбе», «Боевике» и «Красном тракторе», а остальным колхозам рекомендовал завести по одной ферме любого профиля (д. 23, л. 22). 24 декабря президиум рассмотрел срыв заготовок льнопродуктов в колхозах. «Красный трактор» получил штраф 500 руб., «Мари-Дружба», «Боевик» и «Земледелец» - по 300 руб. Председателя «Большевистских темпов» П. И. Резвых решили снять с работы и отдать под суд, так как колхоз не уплатил обязательных платежей 784 руб. и не сдал 157 кг кудели, используя лён на свои цели. Председателем рекомендовали Фёдора Ксенофонтовича Попова. Но П. И. Резвых работал и дальше (д. 23, л. 24об). 26 декабря президиум налагал новые штрафы на граждан. За убой свиньи – 50 руб., за не сдачу 50 литров молока и 8 кг мяса – штраф 150 руб. с изъятием мяса в бесспорном порядке (д. 23, л. 27об). 13 января 1935 г. снова на президиуме Совета обсуждали не сдавшие кудель «Большевистские темпы», вынесли колхозу штраф 400 руб., а остальным задолжникам пригрозили штрафами в пятикратном размере (д. 23, л. 29). 24 марта 1935 г. за невыполнение маслоналога были оштрафованы 7 человек в пятикратном размере, то есть по 30-60 руб. (полагалось в год сдать государству 800 г масла на корову, некоторые имели двух коров, так что цена 1 кг топлёного масла получается 7 руб. 20 коп.) и двое были оштрафованы на 56 руб. и 92 руб. за срыв мясоналога (в пятикратном размере, 1 кг стоил, таким образом, 2 руб.). 21 мая 1935 г. большая группа единоличников отказалась сеять, и их наделы президиум Совета передал колхозам (д. 23, л. 45). 2 июля 1935 г. президиум Совета обязал колхозы с началом уборки урожая установить «зрительные вышки» с круглосуточным дежурством на полях и организовать конные объезды полей (д. 23, л. 49).
В этот период началось строительство Байсинской семилетней школы. 12 декабря 1934 г. пленум Совета решил на каждую рабочую лошадь сельсовета вывезти на стройку 5 деревьев, и каждому трудоспособному отработать там 1 трудодень (д. 23, л. 23об). 19 февраля 1935 г. пленум Совета решил открыть в Адове избу-читальню, в каждом колхозе создать культурно-бытовые комиссии, красные уголки, агрокружки, ликбез, показ кино (д. 23, л. 31). В марте изба-читальня уже работала, заведующим был Ф. И. Чайников. Как выясняется из последующих документов, сельсовет выделил на оборудование избы-читальни сразу 500 руб. из собранных штрафов и ещё 500 руб. – из средств самообложения. 30 марта 1935 г. президиум Совета постановил, что колхозы и единоличники вывезут в Байсу для школы 800 кубометров камня (от бывшего Адовского смолокуренного завода) и 50 тыс. штук кирпича (д. 23, л. 35об). 28 апреля 1935 г. президиум Совета выделил средства на покупку футбольного мяча и оборудование поля, а средства на летний театр предложил найти в колхозах (д. 23, л. 44). 25 ноября 1935 г. пленум Совета решил собрать по колхозам 500 руб. на строительство роддома в Байсе (д. 34, л. 23). Пленум Совета 17 июля 1936 г. предложил колхозам собрать на строительство сельского магазина в Байсе 5% паевых взносов колхозников (д. 47, л. 21об).
21 июля 1935 г. пленум Совета обсудил работу колхозов «Земледелец», «Боевик» и «Новокрюковская». Колхозы не исполняли распоряжения Совета, не выслали рабочих на строительство Байсинской школы, на лесосплав. Председателей первых двух колхозов отдали в сельский общественный суд. За невыполнение мясоналога 8 хозяев были оштрафованы на сумму от 51 до 80 руб., за невыполнение маслоналога 6 хозяев – на сумму от 30 до 37,5 руб. (д. 34, л. 1). Довольно часто органы Совета обсуждали заявление крестьян о снижении налогов. Обычно следовал отказ. Так, сельская налоговая комиссия 12 августа 1935 г. обсуждала заявление Г. В. Чучкалова из Платунов. Он написал жалобу в крайфо, в которой представил себя инвалидом-пенсионером. Комиссия отметила, что Чучкалов – крепкий середняк, здоров, состав семьи – 5 человек, у него имеются лошадь, корова, коза. В 1934 г. его доход от торговли на рынке был 600 руб. На него было начислено 185,4 руб. сельхозналога, 185,4 руб. самообложения, 92 руб. 73 коп. страховых платежей и 139 руб. 15 коп. культурного сбора. Заплачено всего 229 руб. 73 коп. Как злостный недоимщик, он не имеет права на льготы. На том же заседании рассмотрели заявление С. В. Вершинина. Он писал в крайфо, что он не имеет ни усадьбы, ни скота и одинок. На самом деле он был членом колхоза, семья состояла из 5 человек. Все члены семьи, кроме отца-твёрдозаданца, вступили в колхоз. Имелись участок земли, нетель, поросёнок, 2 овцы, ягнята. Просьбу снять с него сельхозналог отклонили (д. 34, л. 9об-10). 2 февраля 1936 г. сельская налоговая комиссия обсуждала заявление Г. А. Дудорова из Адова. Он просил снять с него сельхозналог. Ему отказали. До революции он торговал яйцом. Сейчас был крепким середняком, имел дом, 2 амбара, прочие постройки, лошадь, 2 коровы, тёлку, овец и пр., имел доходы как портной-кустарь. В семье было 3 работоспособных человека. Агитировал против колхозов. Одну корову уже продали с торгов за неуплату налогов (д. 34, л. 30). 13 февраля 1936 г. президиум Совета наказал неплательщиков. В. Е. Чучкалов (отец выше упомянутого) за неуплату мясоналога получил штраф 150 руб., а скот изъяли в бесспорном порядке. Е. А. Мосунова за неуплату 2,7 кг маслоналога была оштрафована на 40 руб. (д. 34, л. 33).
9 октября 1935 г. совещание председателей колхозов о хлебозакупе постановило: «Ни одного килограмма хлеба спекулянту», «не допускать кулацкий хлебофуражный баланс, при составлении не создавать дутые фонды и не взять пониженный урожай» (д. 34, л. 17). Пленум 4 ноября, однако, констатировал, что закуп хлеба через кооперацию и исполнение финплана идут неудовлетворительно. Вынесены штрафы колхозам «Большевистские темпы» 600 руб. и «Ленин-Сэскем» 500 руб., их председателям и двум соответствующим членам Совета – по 50 руб. (д. 34, л. 19об). Президиум Совета 28 ноября снова обсуждал колхоз «Большевистские темпы». Он не выполнил поставок льна, поскольку сгноил его. Председателя колхоза А. Суворова решили отдать под суд, а председателей «Боевика» и «Земледельца» за «кулацкий саботаж по льнопоставкам» «в последний раз» предупредили и пригрозили прокуратурой. На том же заседании Совет разбирал дела аренды своего имущества, конфискованного у кулаков либо у злостных неплательщиков налогов. Колхоз «Мари-Дружба» имел в аренде муниципализированный конный двор, 2 склада и 2 амбара и платил Совету за амортизацию 600 руб. в год. Колхоз «Ленин-Сэскем» арендовал у Совета двухэтажный дом и платил 180 руб. Колхоз «25-й Октябрь» арендовал конный двор за 130 руб. (д. 34, л. 24-24об).
26 апреля 1936 г. в Адове состоялось совещание стахановских бригад колхозов. Решили провести сев качественно, с организацией соцсоревнования (д. 47, л. 12). 14 мая 1936 г. президиум обсудил срыв сева рядом единоличников. Не выехали в поле 9 человек, из них трое осужденных (например, Г. В. Чучкалов). Их наделы, площадью от 1,49 до 4 га, засеяли колхозы (д. 47, л. 13). 31 мая президиум оштрафовал за неуплату мясоналога Г. Г. Дудорова на 280 руб., И. Е. Ветошкина и Р. А. Мосунова по 170 руб. В то же время был восстановлен в гражданских правах житель Ново-Крюкова Я. Г. Бызов, который с 1932 г. «ни в чём не был замечен» и жил своим трудом как портной (д. 47, л. 15об). 31 июля президиум решил отдать под суд Г. В. Чучкалова за саботаж – он отказался сеять озимые, хотя ранее уже был осужден за срыв весеннего сева. За отказ от посева П. И. Перескоков был просто оштрафован на 100 руб., а надел передали «Боевику». Был восстановлен в избирательных правах С. П. Фетисов, предъявивший справку со стройки, где он добросовестно работал (д. 47, л. 22об). 11 сентября 1936 г. президиум Совета решил отдать под суд председателя «Боевика» И. Е. Григорьевых и члена Совета, колхозного счетовода И. Д. Фетисова за сокрытие от учёта 43 ц ржи (д. 47, л. 24). 24 сентября президиум снова наложил штрафы за неисполнение мясоналога на 5 крестьян в сумме 72 и 114 руб. 1 декабря 1936 г. президиум оштрафовал двух граждан по той же причине на 80 руб. и изъял скот (д. 47, л. 28об).
7 октября 1936 г. пленум Совета обсуждал проект Конституции СССР. Были внесены предложения. Статью 120 предложили дополнить государственным пенсионным обеспечением колхозников, ст. 119 – предоставлением колхозникам, занятых на непрерывных работах, ежегодного оплачиваемого месячного отпуска за счёт колхозов, ст. 121 – введением обязательного семилетнего обучения и обязанностью МТС бесплатно организовать производственно-техническое и агрономическое обучение колхозников. Пленум Адовского сельсовета выступил против всеобщего избирательного права, предлагая в ст. 135 сохранить институт лишенцев и не предоставлять избирательное право служителям культа (д. 47, л. 27).
28 апреля 1937 г. президиум снова говорил о бросающих наделы единоличниках. Ф. И. Ширяев из Воронского был осужден и сослан в 1935 г., семья выехала в неизвестном направлении. У него и ещё у 4 единоличников, бросивших наделы, землю изъяли для колхозов (д. 57, л. 13). 1 сентября 1937 г. пленум сельсовета одобрил решения июльского пленума ЦК ВКП(б), которые «разоблачают вредительскую деятельность врагов народа в области сельского хозяйства, в частности, семенного дела и севооборотов». Пленум обязал колхозы отдельно скирдовать сортовое зерно, бронировать его для посева, организовать межколхозный обмен (д. 47, л. 37-38).
20 сентября 1937 г. президиум Совета обязал колхозы открыть красные уголки, приобретя для них библиотечки, музыкальные инструменты, выписав газеты и журналы. Колхозу «Мари-Дружба» предписали открыть клуб (д. 57, л. 21). По дальнейшему отчёту, в 1937 г. в сельсовете установили 5 радиоприёмников, открыли 4 красных уголка, организовали 17 кружков текущей политики с 372 слушателями. Были отдельные кружки для женщин, молодёжи, стариков (д. 87, л. 6об).
24 апреля 1938 г. состоялось производственное совещание при сельсовете. Было принято следующее решение: «Мы, председатели, бригадиры и стахановцы сельского хозяйства Адовского сельсовета…берём на себя следующие обязательства:
1) Заключить договоры соцсоревнования не позднее 27 апреля 1938 г. Создать комиссию по проверке этих договоров между колхозами;
2) В двухдневный срок провести боронование зяби и озимых, не допускать осушения почвы. Сев зерновых колосовых провести в 7-8 дней, посев льна провести в свежую почву и только по зяби, по клеверищам и целиком в первые дни сева;
3) Для этого укомплектовать бригады, закрепить за ними тягловую силу, определить участки, составить график, довести его до бригад, каждого отдельного члена бригады, пахаря, бороновальщика и севца. Возглавить работу комиссии по качеству в ежедневной приёмке работ от бригадира полеводческой бригады и тракторного отряда с выполнением работ на хорошо и отлично;
4) В каждой колхозной бригаде иметь доску показателей с ежедневным выделением хороших колхозников и плохих, с созывом производственных совещаний бригад на 15 минут, с подведением итогов работы в каждую пятидневку. В бригадах выпускать стенгазету с подведением итогов. На каждую бригаду выписать по 8-10 экземпляров газет;
5) Посеять на 100% только рядовым способом и только протравленными семенами, полностью продезинфицировать всю тару и с/х машины. Выполнить план по всем видам культур сортовым посевом на 100%. Не допускать смешивания сортового зерна с рядовым, так и с другими трудно отделимыми культурами. Восстановим в полях севооборот, грани полей и не допустим их передвижки. Выделим семенные участки в размере 15% от поля севооборота и закрепим их в постоянное пользование для семенных целей;
6) Информировать ежедневно сельсовет и МТС о ходе сева…Окажем вседневную практическую помощь тракторным отрядам в деле обработки почвы и посева. Своевременно обеспечим прицепщиками и чем потребуется в организации производственной работы и создания жилищных условий для трактористов».
На том же совещании говорили о предстоящих выборах в Верховный Совет РСФСР и вообще о политико-массовой работе сельсовета. Решили:
1) Развернуть политико-массовую работу в подготовке к выборам путём кружков с охватом максимума колхозников, путём бесед, читок;
2) Закрепить агитаторов, чтецов, беседчиков в бригаде, звене и применить все методы большевистской агитации и пропаганды;
3) Организовать выпуск стенгазет в колхозах не реже раза в 5 дней;
4) В период сева вести политико-массовую работу по изучению Конституции и положения о выборах среди колхозников в поле и на производстве;
5) 1 и 15 числа каждого месяца информировать письмом в сельсовет о проделанной политико-массовой работе;
6) Усилить большевистскую бдительность. Решительно разоблачать и уничтожать врагов народа, троцкистско-бухаринских наймитов японо-германского фашизма, ещё теснее сплотиться вокруг родной коммунистической партии и любимого вождя народов тов. Сталина (д. 87, л. 5-6).
7 августа 1938 г. пленум Совета обсудил работу колхоза «25-й Октябрь». Колхоз выполнил план заготовки кормов на 300% и был выдвинут на ВСХВ. Однако уборку затянули: «Стахановское движение отсутствует, устроили коллективную пьянку правления колхоза, и несколько раз жатки выходили из строя в период уборки» (д. 86, л. 13).
На уборке в 1938 г. бригадир «Боевика» В. М. Фетисов при норме 4 га в день на жатке-самосброске сжинал 8-12 га. К. С. Рублёв в «Маяке» вместо 3 га убирал до 7 га. В «25-м Октябре» на вязке снопов К. И. Пермякова вместо 400 вязала 700 снопов в день и т. д. Сев и уборка прошли в сжатые сроки (д. 87, л. 18).
30 ноября 1938 г.. совещание актива решило включиться в массовую работу среди колхозников по проведению изучения Краткого курса истории ВКП(б) с таким расчётом, чтобы все колхозы и весь колхозный актив имел Краткий курс и изучал его (д. 87, л. 17об).
Летопись трудовых дел колхозников в 1938 г. в «Кировской искре» вёл внештатный корреспондент М. Вершинин. Так, 17 марта появилась его заметка «Растёт зажиточность колхозной деревни». В «Земледельце» в 1937 г. на трудодень было выплачено 8 кг зерновых и бобовых. Многие колхозники обеспечили себя хлебом на 2-3 года. Например, семья Ивана Егоровича Григорьевых выработала 1197 трудодней и получила 598 пудов хлеба. Семья Алексея Андреевича Щинова выработала 1179 трудодней и получила 590 пудов. Все колхозники выписывали газеты и журналы. 31 марта в заметке «Хорошо оборудован клуб» этот автор писал о колхозе «Мари-Дружба». В колхозном клубе установили радиоприёмник, купили шахматы и шашки, сформировали библиотеку, выписали газеты и журналы. Заведующий клубом Ф. Г. Васильев по вечерам ставил спектакли, проводил беседы и читки. 7 апреля в заметке «Хороший уход обеспечивает богатый доход» рассказано о свиноферме «Земледельца». Её организовали в 1938 г., построили типовой свинарник. Фермой заведовал М. П. Алексеев. На ферме было 13 свиноматок, 2 хряка, 21 подсвинок и 24 поросёнка. 4 свинарки обеспечили образцовый уход, кормление по рационам, ежедневные прогулки. Уже в первом квартале 1938 года колхоз от продажи поросят получил доход 8500 руб. В том же номере – заметка «Организован драмкружок». В «Маяке» в нём состояли 12 человек, кружком руководил З. С. Рублёв. В марте был платный спектакль в помощь детям Испании. 21 мая в заметке «Хорошо поставлено дело на ферме» Вершинин писал о колхозе «25-й Октябрь». Здесь была образцовая конеферма. Заведовал ею И. И. Исупов. На ферме было 15 конематок, 2 полуторагодника и молодняк. Конюхи (три человека) проводили читки газет и журналов. Для них поставили при ферме меблированный дом (сторожку). В том же номере – заметка «Растёт овцеводческая ферма». В «Шахтёре» её организовали в 1936 г. с 6 овцематками. Сейчас имелось 16 овцематок простой породы, 2 барана цигейковых, 22 ягнёнка. Третий год на ферме работала Мария Щинова. Она образцово проводила кормление и стрижку. В 1937 г. шерсть дала доход 996 руб. В мае 1938 г. ферма выполнила годовой план и принесла 1600 рублей дохода. 24 мая в заметке «Свиноферма даёт большой доход» шла речь о ферме колхоза «25-й Октябрь». Ферму открыли в 1934 г. Заведующим был тот же М. П. Алексеев. В 1934 г. имелись 7 свиноматок. Теперь было 18 свиноматок, 1 хряк, 9 подсвинков, 30 поросят, все – хорошей упитанности. На ферме было 3 животновода. В 1938 г. свиноферма уже принесла доход 5000 рублей. 7 июля Вершинин писал о «Боевике» (заметка «Звено высокого урожая»). В льноводческом звене Прасковьи Артемьевны Фетисовой было 5 человек. Звену выделили 1 га. Землю тщательно вспахали, внесли 3 ц минеральных удобрений и 4 ц золы, покрыли навозом. Провели прополку. Обещали урожайность волокна 5-6 ц/га и семян 7-8 ц/га. Колхозы «Ленин-Сэскем» и «6-й съезд Советов», наоборот, критиковались за различные недостатки.
16 января 1939 г. на президиуме обсудили ход лесозаготовок в «Ново-Крюковской». Из плана заготовки леса 500 кубометров сделали 27 кубометров, из плана вывозки 1000 кубометров вывезли 40 кубометров. Работали 4 лошади, пеших рабочих совсем не выслали. Бригадир Степанов выделял лошадей на личные нужды колхозников. Председателю и члену Совета поставили на вид. На бригадира решили «за сознательный срыв в посылке тягловой силы в лес дело передать в следственные органы» (д. 100, л. 6). 22 января президиум вернулся к этой теме. Колхоз по-прежнему задерживал лесозаготовки. Решили также «осудить практику председателей колхозов «Ленин-Сэскем» тов. Зубарева, «Сотрудник» Вершинина, задерживающих колхозников на лесозаготовку, как политически вредную практику, идущую против лесозаготовок». Говорили о льнозаготовках. «Мари-Дружба» из плановых 240 кг кудели не сдал нисколько, «25-й Октябрь» из 600 кг сдал 161 кг. Председателям поставили на вид (д. 100, л. 7).
15 марта 1939 г. пленум Совета просил райисполком разукрупнить Адовский сельсовет, открыть в Адове медпункт, открыть школы в Ново-Крюкове и в Платунах (д. 86, л. 21об). Медпункт был открыт в конце 1939 г.
23 марта президиум постановил направить на государственные стройки 50 лучших стахановцев-колхозников и оказать полное содействие вербовщикам в заключении договоров (д. 100, л. 11об).
В конце 30-х годов сельсовет затронули и аресты по политическим мотивам. В Книге памяти жертв политических репрессий значатся несколько жителей. Иван Фёдорович Суворов, 1890 г. р., уроженец Воронского, работавший в Уржуме конюхом районного дорожного отдела, особой тройкой при УНКВД был приговорён 7 сентября 1937 г. по ст. 58-10 к расстрелу и расстрелян 14 сентября (реаб. 29.03.1989). Яков Мартемьянович Ветошкин, 1880 г. р., житель Адова, 25 сентября 1937 г. особой тройкой УНКВД по ст. 58-10 был также приговорён к расстрелу и расстрелян 2 октября (реаб. 22.03.1989). Илья Евсеевич Ветошкин, 1899 г. р., из Платунов, был приговорён облсудом 27 декабря 1937 г. по ст. 58-10 к 7 годам лишения свободы и умер в лагере 5 июля 1938 г. (реаб. 4.07.1990). Василий Константинович Васильев, 1895 г. р., из Помашьяла, был приговорён облсудом по ст. 58-10 5 февраля 1939 г. к 10 годам; Верховный суд РСФСР отменил приговор 20 апреля, и в приговоре от 8 сентября срок был уменьшен до 7 лет (реаб. 11.07.1999). Семён Фёдорович Щинов, 1892 г. р., из Канчеры, 17 марта 1943 г. был приговорён облсудом по ст. 58-10 к 6 годам (реаб. 30.03.1992). Тимофей Симонович Рублёв, 1893 г. р., родом из Рублёва, механик Уржумского пивзавода, был приговорён 20 октября 1945 г. военным трибуналом Кировского гарнизона по ст. 17 и 58, п. 8 и 10, к 8 годам лишения свободы. 15 июня военный трибунал Уральского ВО отменил приговор по ст. 58-10, сократив срок заключения до 5 лет. Судимость была снята по указу от 27 марта 1953 г. Михаил Иванович Мосунов, 1899 г. р., из Рублёва, почтальон колхоза им. Н. С. Хрущёва, был арестован 24 сентября 1950 г. по подозрению в совершении преступления по ст. 58-10 и умер в тюрьме 3 января 1951 г. (реаб. 27.11.1989).
 
Источник: Иконников А. Н. "История сельсоветов Уржумского района. Часть 2. Сельсоветы Буйского района в границах Уржумского района" - Уржум: 2011. 
 
Категория: История сельских Советов Буйского района | Добавил: Георгич (22-02-12) | Автор: Иконников А. Н.
Просмотров: 1174 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск

Форма входа


Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz


  • При копировании и цитировании материалов с этого сайта ссылка на него обязательна! © 2010 - 2019Яндекс.Метрика